Поделитесь в соцсетях
03 Sep 2018


     В Северной столице на 74-году жизни скончался создатель крупнейшего в России музея группы The Beatles, историк и популяризатор легендарной ливерпульской четверки Николай Васин, известный широкой публике как главный битломан страны Коля Васин.
     Как сообщают его знакомые в соцсетях, Васин ушел из жизни вскоре после своего 73-го дня рождения - его не стало 29 августа...
     Московский журналист Алексей Певчев поделился воспоминаниями о своём знакомстве с извесным битломаном.
  


Коля Васин

  
     C Колей Васиным я познакомился при забавных обстоятельствах. Почти двадцать лет назад, мы с моими друзьями Катей и Андреем оказались в городе на Неве. Они приехали в четверг, а я на день позже. Белые ночи, один из самых красивых городов мира, море старых и новых друзей и приятелей. В пятницу о нашем местоположении узнал наш общий знакомый и возжелал к нам присоединиться. Никто против не был. Единственной просьбой хозяйки квартиры - девушки Веры, была найти для него жилье.

     В субботу утром, пока все спали, я отправился его втречать. Благо жила Вера в двух шагах от Московского вокзала – на Марата. Общий знакомый утверждал, что страдает географическим кретинизмом и точно заблудится. Впрочем, ничего сложного в том, чтобы его встретить, совместив все это с прогулкой по утреннему Питеру, я не видел. Встретившись у стелы Московского вокзала и уловив характерный блеск в глазах общего знакомого, я не почуял неладное, а просто отчетливо понял – приключения начинаются. У Веры нас в это время обратно не особенно ждали - питерцы любят поспать, а Катя и Андрей им в этом не уступают. Так что нам предоставлялась полная свобода как минимум часов до двух дня, а было еще около десяти. Общий знакомый был парнем, мягко говоря, пьющим. Знаменитые питерские рюмочные уже работали в полный рост, так что, скоро ОЗ был уже очень так ничего. У меня с алкоголем с утра не задается, так что, я наблюдал за процессом со стороны. «Скажи мне – внезапно произнес ОЗ – А был ли ты когда-нибудь у Коли Васина?». Я честно признался, что не был, но много слышал про него и про его музей. Так что, спонтанная идея пришлась мне по вкусу.
     Выждав где-то до полудня я позвонил знакомому питерскому рок-музыканту, чтобы уточнить адрес, по которому нам следовало искать Колю Васина и его музей. Музыкант все рассказал и напоследок добавил : «Водки возьмите, с ней будет легче общаться». Возражений не имелось, хотя заявляться к незнакомому человеку в Питере днем, в музей, да еще и с водкой показалось мне немного странным.
Я решил, что разберемся на месте, но водку и закуску мы, все-таки, купили и минут через двадцать уже были на Пушкинской 10 и звонились в стальную дверь.
     Нам открыл огромный волосатый человек. Конечно, это был Коля Васин (фото-то его мы ранее видели) в лоб выдавший: «Вам чего?». Мне такой прием показался не слишком хипповым и сдержав что-то вроде: «Из Пскова мы! На собачку говорящую посмотреть» объяснил, что вот, мол, много читали про вас, про музей, битломаны (тут я соврал, битломаном был только ОЗ, но он в таких ситуациях предпочитал молчать).
«Через час приходите» - сказал Коля и с грохотом закрыл дверь.
  


Коля Васин

     
     Час - слишком серьезное время, чтобы гармонично и на одной ноте сосуществовать с человеком, уже неплохо освоившим грамм 250. Так что, вскоре, я к своему стыду присоединился к процессу. Правда, выпил для куражу, не так много – граммов сто. Когда подошло время для нашего визита, мы были, конечно, не кристально трезвы, но зато источали благодушие, светскость и в целом потеряли ненужную робость перед тем, что так ожидали лицезреть.
     Коля впустил нас в музей, уселся на кресло в углу и принялся наблюдать за нами, а точнее, как я полагаю - за нашей реакцией. И она, конечно была, точно такой, как в книге Макаревича "Сам овца". Приведу этот фрагмент, поскольку, в нем все передано максимально четко и ярко и лучше не придумать.
     «Мы вдруг очутились внутри волшебной шкатулки, заполненной Битлами. Не было ни квадратного миллиметра без Битлов. Пространство уходило в полумрак и хотя, как я понимаю сейчас, было небольшим – казалось безбрежным и многомерным. Битлы смотрели с фотографий, постеров, картин самого различного художественного достоинства, со значков на портьерах, с самих портьер, с книжных полок и полок для пластинок и кассет. В углу даже располагалось чучело Ринго Старра в натуральную величину, показывающего всем «козу», то есть «лав». И все это горело безумными красками и дышало истинным хипповым духом. Может быть, на свете есть несколько человек, не уступающих Коле Васину в информированности о жизни «Битлз». Какой-нибудь Хантер Дэвис. Не знаю. Но всезнание Коли меня поражало. Поражало, как он все это собрал по крохам, живя в Ленинграде, и на какой любви все это было замешано. Его можно было спросить, что, скажем, делал Джон одиннадцатого августа 1964 года часов в восемь вечера, и в ответ шел немедленный рассказ, причем, произнося имена Битлов, Коля заикался от нежности.»
  


     Когда первые восторги улеглись, ОЗ попросил показать знаменитую пластинку, которую Джон Леннон прислал Коле еще в 70-х, и которую Коля даже однажды закапывал в лесу, опасаясь, что ее конфискуют при обыске. Параллельно я обнаружил какой-то нереальный бутлег с записью Джона Леннона и Фрэнка Заппы. Время шло и стало понятно - настала пора выпить за The Beatles, что я и предложил. И вот это было ошибкой! Коля в это время находился в завязке.
     Впрочем, он не возражал, а даже выдал нам стаканы и тарелки под наши хлеб, колбасу и огурцы. Мы выпили и продолжили осмотр экспозиции. «Смотри, ОЗ – восторженно выкрикнул я, указывая в угол – Чучело (!) Ринго Стара. Коля явно напрягся. «А вот вещи с убийства Груздевой» - указывая на вешалку с джинсовками и пальто, заявил ОЗ, который в тот момент, когда жидкость в бутылке опускалась ниже этикетки, неизменно переходил на цитаты из знаменитого сериала режиссера Говорухина.
  

  
     Уверяю вас, в этом не было ни малейшего намека на хамство и столичную развязанность. К Коле, к его музею, к объекту изучения, мы относились с глубочайшим пиететом. Просто, именно так разговаривали мы и наши друзья-приятели, так беседовали между собой московские хиппи, да и вообще, кто угодно. Мы не учили одного – это был Коля Васин и его The Beatles!
     Коля не то чтобы напрягался, но происходящее ему явно не нравилось, но тут на пути возник какой-то очередной альбом, я спросил что-то по делу и маятник беседы снова качнулся в нашу сторону. «Кстати, кое-что можно купить» - неожиданно произнес Коля. «Из экспонатов??»- «Да, нет же!». Коля достал откуда-то кружку в форме сердца с пацификом на боку и ложку с профилем Леннона на донышке с ручкой, заканичивающейся крестиком. Стоили они недешево, но мы купили. «Завтра жду вас на Финляндском вокзале в 8 утра» - сказал Коля. «Зачем?» «Едем за город петь The Beatles!». Я неуверенно кивнул и решил как-то закрепить ситуацию, перевести ее в некое полемичное русло, что ли.
     «Скажите, Коля – начал я - В следующем году выпустят Марка Чепмена, ему же 20 лет дали. Как вы думаете – долго он проживет, если не попадет под программу защиты?»
     Коля посмотрел на меня гневно и спросил - «А кто это?». Я и ОЗ немного опешили. Человек знающий о The Beatles все, просто не мог не знать этого паскудного имени. «Ну, Чемпмен – убийца Леннона» - робко произнес я. «Что вы какую-то херню несете – взорвался Коля – Всем давным-давно известно: Джон Леннон жив и живет в Италии!». Я впал в ступор, а ОЗ захохотал так, что в его исполнении это прозвучало не менее прорывно, чем первое появление The Beatles на американском ТВ. Аудиенция была закончена.
     В музее мы провели совсем немного времени, но мы увидели его!
  


Коля Васин

  
     Дальше было еще два дня в Питере. Мы с ОЗ покупали вербу хозяйке квартиры Вере (до сих пор перед ней неудобно). Ездили на могилу Майка. Пили с группой S.P.O.R.T посередине белой ночи и улицы Марата. Мотылялись по еще не закрытым крышам. Засыпали в «Молоке» и проспались в «Грибоедове». Играли в настольный хоккей в Fish Fabriqe. Теряли, находили и отмазывали от ментов расшалившегося ОЗ. В целом, все это напоминало приключения Довлатова и фотографа Валеры в Пушкинском заповеднике. Закончилось то питерское турне распитием абсента, который я с тех пор не пью, так же, как больше никогда по утрам.

     В понедельник мы оказались в столице. Отдыхавшая в это время с сыном на даче жена ОЗ и потерявшая мужа из виду (деньги на мобильном ОЗ закончились еще в первый день в Питере) обнаружила его дома спящим. Увидела на столе ложечку с Джоном Ленноном и все поняла. Мудрая женщина.

     Во второй раз я увиделся с Колей пять лет спустя, когда в качестве корреспондента российского Rolling Stone сопровождал певицу Джоанну Стингрей в ходе ее визита в Москву и Питер. Был ноябрь, погода стояла мерзкая. В каком-то маленьком клубе собрались те, кому Джоанна когда-то помогала – аппаратурой, шмотками, информацией да и общеизвестным Red Wave. Собралось совсем немного народу. На нынешнем этапе, эта героическая барышня оказалась интересна лишь маленькому кругу бывших друзей. Джоанна очень грустила и я как мог ее утешал. Среди тех, кто пришел с ней повидаться был и Коля Васин. Они пообщались и он пригласил нас с Джоанной в уже известный мне музей – посмотреть макет своего Храма Джона Леннона. Коля был вполне себе весел и мы с ним мило общались.
 


Автограф Коли Васина Николаю Епифанову (г. Самара)

    
     Правда, снова до тех пор, пока я не задал неуместный вопрос. В общем-то, как мне показалось, вполне невинный. Я поинтересовался: слушает ли он что-то кроме The Beatles? Все-таки тринадцать альбомов однажды уже можно было выучить наизусть, а в середине 2000-х интересной музыки хватало. «Нечего слушать и уже давно! – отрезал Коля. «Ну, ведь величие The Beatles не только в их музыке, а в том, что они дали импульс куче групп. Да и сами битлы внимательно следили за всем новьем» -зачем-то настаивал я. «Ну, хоть что-то интересное назови». Не знаю почему, но я зачем-то назвал Radiohead. «Абсолютно не нужно ничего слушать кроме The Beatles – врезал Коля – А если не хватает тринадцати альбомов, то можно слушать все их сольные. Тогда точно музыки хватит». А потом добавил: «А такие как ты Джона и убили». Признаться, я немного обиделся. Но разговор как-то быстро перескочил на что-то приятное и расстались мы, хочется верить, вполне по дружески.
  
     Зачем я все это пишу. Мне приходилось видеть много битломанов. Я знаю человека, имеющего в коллекции более полусотни изданий одного только «Белого альбома». Знаю парня, тратящего огромные деньги на путешествия за Полом Маккартни в его турах и ведущего интереснейший и подробный дневник, где он почти каждый день фиксирует какое-то открытие связанное с The Beatles, но..

     Коля Васин был не просто битломаном. В своей любви к The Beatles, в своем желании построить Храм имени, в общем-то, безбожника Джона Леннона, он был даже не просто добрым рок-н-ролльным дедом. Коля Васин был частью того Питера – настоящего, глубокого, яркого, до сумасшествия искреннего и необъяснимого.
     Спасибо вам, Коля, вы и вам подобные делали эпоху!
     Мы вас помним.
  

Спасибо Алексею Певчеву, за предоствленный материал.
  Фотогрфии Николая Ивановича Васина взяты из открытых источников
в Сети Интернет.
  
© Алексей Певчев,
г. Москва.
3 сентября 2018 года.
  
  

«Шансон - Портал» основан 3 сентября 2000 года.
Свои замечания и предложения направляйте администратору «Шансон - Портала» на e-mail
Мнение авторов публикаций может не совпадать с мнением создателей наших сайтов. При использовании текстовых, звуковых,
фото и видео материалов «Шансон - Портала» - гиперссылка на www.shanson.org обязательна.
© 2000 - 2018 www.shanson.org «Шансон - Портал»

QR code

Designed by Shanson Portal
rss