Поделиться в социальных сетях

18 Mar 2010

От первого лица

ИШИБАШИ МИЮКИ
     «Впервые мне довелось услышать русские песни … по-японски. Это была знаменитая «Катюша» и другие военные песни очень популярные в Японии в 60-е годы.
     А потом кто-то привез мне ленту с оригинальным звучанием этих вещей, и я поняла, что русские песни должны звучать только по-русски.
     Я тогда училась на драматическую актрису в Токио, но увлеклась русской музыкой и когда представилась возможность, отправилась изучать русский язык в Москву.
     Первая поездка в СССР состоялась в 1976 году.
Не смотря на советскую действительность, мне все очень нравилось. Я с какой-то непонятной даже себе жадностью впитывала русскую культуру, обычаи, традиции, природу…
     Помню,  на занятия в институт я добиралась каждый день автобусом, и дорога пролегала мимо такой аккуратной маленькой березовой рощи. Я глядела на нее и  словно видела сияние вокруг деревьев. Однажды, не сдержав эмоций, я прямо в автобусе разрыдалась от нахлынувших чувств. Подруга бросилась успокаивать: «Ишибаши, что с тобой?» А мне и ответить было нечего, просто душа трепетала. Порой,  ловила себя на мысли, что я когда-то давно-давно уже жила в России, может быть и не в человеческом обличье, а бабочкой или лягушкой, настолько все мне было близко и узнаваемо.
     Каждую свободную минуту я слушала и искала новые песни, но по радио и телевиденью в те годы звучала только официальная эстрада.
     Однажды в компании я спросила: «А что русские поют для себя, в тесном дружеском кругу?» - «Блатные песни» - ответил кто-то из присутствующих и тут же, взяв гитару,  напел мне «Таганку». У меня буквально перевернулось все. Я поняла, что это нечто особенное, исконное, непохожее на то, что знала раньше.
     В следующие приезды в Москву я пыталась разыскать пленки с такими записями, но мне не повезло. Однажды знакомый студент посоветовал съездить за ними в Париж или Нью-Йорк. «Там много старых эмигрантов, - сказал он. -  Там эти песни не запрещены и их свободно поют артисты в ресторанах».
     Поразмыслив, я решила отправиться не во Францию, а в Америку, потому что если по-английски я хоть немного, но говорю, то с французским – беда.
     В начале 80-х я приехала в Нью-Йорк и отправилась в русский район на Брайтон-Бич. Неделю я провела в «маленькой Одессе» и скупила, наверное, все, что было в магазинах: книги, кассеты, пластинки… Именно тогда я открыла для себя Аркадия Северного, Петра Лещенко, Александра Вертинского и, конечно, Вадима Козина.
    Песни в исполнении Вадима Алексеевича буквально очаровали меня. Возвратившись в Токио, я, не переставая, слушала его бархатный голос.
    Позднее в токийском районе Голден Гейт я открыла маленький бар, где стала исполнять русские песни. Первыми слушателями были мои друзья и родственники, но постепенно место стало приобретать популярность и, бывало, в тесное помещение зала набивалось больше пятидесяти человек. Приходили и приходят послушать меня и настоящие японцы (часто, бывшие военнопленные времен Второй Мировой), и потомки эмигрантов, и сотрудники посольства,  и моряки с русских кораблей…
     Несколько лет спустя от одного из посетителей я узнала, что Вадим Козин живет в Магадане.  Я тут же собралась в дорогу, но, к сожалению, побывать у него в гостях мне довелось уже после смерти «магаданского затворника».  Я опоздала буквально на несколько недель. Но его родственница и хранительница музея-квартиры Дина очень хорошо меня приняла. Мы подружились, и я стала бывать у нее в гостях каждый год. Однажды Дина посетовала, что в музее нет бюста Вадима Алексеевича. Тогда я решила, что когда вернусь в Токио, сделаю все, чтобы собрать средства для этого проекта. Подключила всех друзей, специально выпустила свой первый диск. Пластинку я записывала с японскими музыкантами, но нашла таких, кто чувствует русскую песню очень здорово.  Потом стала продавать диск и не сразу, но собрала нужную сумму на памятник Козину.  Мне очень приятно, что сейчас он украшает музей-квартиру великого артиста.
     Русские песни я пою и записываю для души, моим основным занятием остается участие в театральных постановках. На подмостках различных токийских театров я переиграла, наверное, всю русскую классику. Японцы очень любят и Чехова, и Горького, и Гоголя… Одной из последних премьер, где я играла, была постановка знаменитой пьесы «На дне» Максима Горького.
     Получить приглашение выступить в Москве, в Кремле, было очень приятно и неожиданно. Конечно, я очень волнуюсь, но еду в Россию с радостью, как домой».

Видеоматериалы предоставлены Шансон ТВ
 

 

 


 

Беседовали:
© Валерий Макущенко
© Максим Кравчинский.
Токио-Москва, март 2010 года.

«Шансон - Портал» основан 3 сентября 2000 года.
Свои замечания и предложения направляйте администратору «Шансон - Портала» на e-mail
Мнение авторов публикаций может не совпадать с мнением создателей наших сайтов. При использовании текстовых, звуковых,
фото и видео материалов «Шансон - Портала» - гиперссылка на www.shanson.org обязательна.
© 2000 - 2017 www.shanson.org «Шансон - Портал»

QR code

Designed by Shanson Portal
rss