Поделиться в социальных сетях

17 Mar 2013


         Осень подкралась незаметно, да и трудно уловить разницу между концом лета и началом осени, тем более в Италии. Стояли такие же жаркие дни, море было всё таким же тёплым. Вот только ночи стали чуточку прохладнее, что делало их даже ещё приятнее, да аромат цветов придавал им невообразимую прелесть, наполняя воздух божественным ароматом.
         Настроение моё значительно улучшилось. Я звонил Софе в Бостон и она, наконец-то сообщила мне некоторые сведения о Жене и Артуре. Женя нашла подработку и сняла квартиру, Артур ходит в школу, всё в общем-то неплохо. На душе стало спокойнее, во всяком случае за них.  Со мной дело обстояло тоже относительно, лучше. Я имел работу, любимую работу, что делало моё пребывание здесь не таким одиноким и мучительным. Правда вокруг всё оставалось так же. Отказы получали всё больше и больше людей и просвета небыло видно. Нам продолжали говорить, что мы в Америку никогда не попадём и что лучше нам повернуть на Израиль. Это отравляло жизнь не только мне, а и всем отказникам, число которых к тому времени перевалило за пять тысяч. Продолжали разбиваться семьи, росло число несчастных случаев, продолжался произвол иммиграционных служб. Многие, потерявшие надежду когда либо увидеть своих близких, к которым они ехали, чтобы соединиться, не хотели больше испытывать Судьбу и поворачивали на Израиль.
         ...Тётя Соня уезжала ночью. Мы все, погрузив вещи на две тележки, прибыли на Фонтан в 12:30 ночи. До прихода автобусов оставалось пол-часа. Фонтан был уже полон народа. Слышался плачь тех, кто оставался и тех, кто уезжал. Ни у кого небыло твёрдой уверенности в том, что когда нибудь увидятся опять, во всяком случае никто не ожидал этого в обозримом будущем.
         - Не волнуйся, я найду Женю, как только приеду и мы вместе напишем тебе. – сказала тётя Соня. – Не переживай.
         - Куда напишите? – спросил я. – Я ещё не знаю, где буду жить.
         - Ах, да, я и забыла. Но у меня есть телефон клуба и мы с Женей постараемся дозвониться тебе туда. Правда не представляю ещё себе как. Пока приеду, устроюсь...
         - Ничего, отдайте Жене письмо от меня, чтоб и ей стало легче, ведь она тоже волнуется, а позвоните, когда будет возможность, я всё понимаю.
         И действительно, я ещё не представлял, где буду жить, ведь
один я не смогу оплачивать такую комнату, где жила тётя Соня, да и ни к чему мне она была для одного. Но за это я уже не переживал, так как имел работу и хоть сам мог прокормить себя. Комнату тёти Сони мы уже сдали, но въехать туда должны будут только послезавтра. Так что на эту ночь и следующую я имел крышу над головой, а там Бог даст день... Словом, всё было не так плохо, как ещё полтора месяца назад.
         Рёв двигателей возвестил о приближении автобусов, которые через несколько секунд ворвались на Фонтан, наполнив площадь ночного города шумом, криками и плачем. Тяжело описывать сцены прощания тех, кто уезжал, не надеясь когда нибудь встретиться с близкими, которых оставляли здесь без надежды на улучшения их будущего. Трудно передать мысли и чувства тех, кто оставался, не видя впереди ничего хорошего, не только в обозримом будущем, но не уверенным даже в завтрашнем дне, в буквальном смысле.Всё это облако человеческих чувств висело над площадью, напоминая грозовую тучу, вот-вот грозившую пролиться на головы людей дождём несчастий и невзгод.
         Я ещё раз обнял тётю Соню, дядю Мишу и Сашку, поблагодарив их за всё. Они в свою очередь говорили мне ободряющие слова, наказывали не падать духом и, как могли утешали меня. Я всё отлично понимал. Понимал свою безысходность и бессилие своего положения и не только своего, а и тысяч людей, таких же, как и я, всю тщетность слов, но всё равно был благодарен за них.
         Долго я ещё стоял и махал рукой вслед удаляющимся автобусам, увозивших от меня последних близких мне людей, к которым я так привык за последнее время, с которыми у меня сохранились и, я думаю сохранятся самые тёплые воспоминания о том отрезке времени, о котором я повествую.
Я неспеша шёл домой, закуривая одну сигарету за другой. Много разнообразных чувств переполняло меня. Нужно было подумать о жилье, о том, как жить дальше и о тех капризах Судьбы, которые ждали меня впереди. Вдруг резкая мысль, ворвавшаяся в мой измученный мозг и обожгла меня.
         - Я должен обратиться к Богу. Бог – моё последнее прибежище,
мой спасательный круг, моя надежда. Всё в Его руках, в Его власти.
         - И, почему то сразу почувствовав облегчение, я зашагал домой быстрее. Придя домой, я лёг спать с более спокойным сердцем, чем накануне.
         На следующий день, проснувшись и наскоро позавтракав, я направился в синагогу, расположенную в двух минутах ходьбы от Фонтана. Признаться честно, я никогда до этого не бывал в синагогах. В Киеве, где я родился и вырос была одна единственная синагога, которую посещали в основном, одни старики и, которая, как я знал всегда находилась под наблюдением соответствующих органов. Мне, как педагогу, появляться там было не совсем безопасно, да и видно я не созрел ещё до этого шага, тем более, что всю мою жизнь меня пытались убедить, что Бога нет и, если я небыл полным атеистом, то сомнения в моей душе продолжали жить с упорством сорняков, которые вырываешь из земли, но они вновь прорастают. В этот день я не чувствовал никаких сомнений. Я шёл в синагогу твёрдо зная, что это единственный правильный путь успокоить мою уставшую душу и, может быть получить ответы на вопросы так мучавшие меня и не дававшие мне жить.
         По дороге со мной здоровалось много людей, некоторые из которых пытались заговорить со мной, но я только ускорял шаг, вежливо отвечая, что очень спешу. Да, я стал в этом городе довольно знаменитым, благодаря концертам, на которые приходило всё больше людей в зале, который уже не вмещал всех желающих.
         Зайдя в синагогу, где уже было несколько десятков человек, в которых я без труда унал отказников, молящих Бога за свою Судьбу и  Судьбу своих близких, я лицом к лицу столкнулся с человеком, в котором без труда узнал одного из представителей священнослужителей – хасидов. На меня смотрели умные, пытливые глаза, которые, казалось, проникают в самую глубину моей души и читают там, как в открытой книге.
         - Меня зовут рэбэ Шая, - просто сказал он. – Я вижу, что нам нужно поговорить.
         Он увлёк меня в дальний угол синагоги, где мы сели на лавку и он снова заглянул мне в глаза. От этого взгляда мне стало даже, как-то неловко. Казалось, он читает асё, как по написанному  в моей душе, и даже в тех местах, куда  я сам не решался заглянуть. Я вдруг почувствовал такое расположение к этому человеку, такое доверие, что без утайки рассказал ему всю мою историю, со всеми подробностями.
         Выслушав меня не перебивая, он сделал паузу, обдумывая всё услышанное.
         Да! – сказал он. – Я думал, что видел уже всё на свете, но видно ошибался. Безгранично в человеке доброе начало, также, как и безгранично худое. Все мы дети Господа и, как все дети мы очень разные. Есть те, которые не слушают Отца своего и часто бывают наказаны, а есть те, которые живут по законам, начертанным  Им и заслуживают лучшего отношения к себе. Но и те, и другие – есть Его дети и любит Он всех одинаково. Мы все равны перед Ним и, часто, чтоб не выделять одного ребёнка среди других, Он выбирает пути нашего воспитания, часто нам совсем не понятные, но, в конечном итоге, я уверен, что справедливые. Нам , к сожалению не дано понять всего, мы можем только верить или не верить, но вера в Его справедливость может сделать всё, даже то,что ты считал совсем безнадёжным.
         Я слушал этого, ещё довольно молодого человека и чувствовал, что мне становится легче, толи от того, что я излил своё горе человеку, который, казалось, понимал меня, толи от того, что вера, с которой он говорил, наполняла меня такой же верой, твёрдой верой во всё лучшее.
         Мы беседовали довольно долго, после чего попрощались, договорившись о том, что будем видеться чаще. Не знаю почему, но вышел я из синагоги какой-то успокоенный, как будто у меня упал камень с души. Справедливости ради надо сказать, что таких людей, как рэбэ Шая, мне не приходилось встречать ни до того, ни после. Все кого я встречал потом, были какие-то не такие. Много рабаев я встречал потом в своей жизни, но у них в каждом слове чувствовалось, что материальное преобладает над духовным, чувствовалось, что это всё-таки бизнес, хотя никто не отрицает этого
         Рэбэ Шая был не такой. У меня было ощущение, что я поговорил с очень образованным и мудрым человеком, прожившим долгую жизнь и умудрённого жизненным опытом, хотя лет ему было не больше, чем мне.
         Как я писал, я вышел из синагоги и направился домой, но не успел я пройти несколько шагов, как меня окликнул чей-то голос. Я обернулся и увидел парня, лицо которого показалось мне знакомым.   
         - Вы меня? – спросил я его подойдя.
         - Да, тебя. – ответил он улыбаясь. – Не помнишь? Мы из Киева в Чоп и из Чопа до Вены ехали в одном вагоне.
         - Да , да – ответил я, вглядевшись в добродушное лицо парня. – Теперь вспомнил. У меня что-то последнее время с памятью не очень. – ответил я.
         - Ничего! – он улыбнулся. – Саша. – просто сказал парень и протянул руку.  Я назвал своё имя. – А я знаю тебя. Тебя теперь знают почти все. Я, правда, ещё не бывал на твоих концертах, но люди говорят, что очень хорошо. Я тоже в отказе уже три месяца, но у меня есть работа и семья моя со мной. Я выучил итальянский язык и теперь работаю переводчиком у врача. Ничего, жить можно. Кстати ты не знаешь кому нужна комната? Я снял большую квартиру, хотя и дорогую, но там много места и мы можем взять к себе жить ещё два человека.  Получится всем дёшево.
         - А сколько? – спросил я.
         - 200 миль, ерунда.
         Я стоял, как заворажённый. То, о чём я мечтал и искал очень долго, потеряв всякую надежду, вдруг само пришло ко мне в руки. Я долгое время ничего не мог найти за 300 миль, а тут вдруг за 200. Я всё ещё не верил в свою удачу.
         - А когда можно вселяться? – спросил я не уверенно.
         - Да хоть сегодня! – ответил он, - Хоть сейчас. – Если это тебе, то пошли, я тебе помогу перенести вещи.
         - Да какие у меня вещи, только одна сумка.
         - Всё равно пошли, я покажу тебе квартиру.
         Я шёл с этим добродушным парнем, размышляя о крутых поворотах судьбы, о том, что может быть Фортуна, наконец, повернулась ко мне лицом. Слишком много серьёзных неудачь было за последние месяцы, чтобы я мог поверить во что-то хорошее.
Мы подошли к старому дому. Поднявшись на второй этаж, Саша ключом открыл дверь и мы вошли в просторную квартиру. Квартира состояла из большой гостиной, разделённой самодельной занавеской и маленькой комнатки, дверь в которую я увидел не сразу.
         - Вот за занавеской живём мы с женой и с дочкой. Это наши хоромы, а здесь, на этой половине комнаты, живёт пара, которая уезжает через два дня. Тогда мы займём всю комнату, так как мы вдвоём с женой работаем и можем себе позволить такую роскошь. А вот эта комната – он открыл дверь в комнатку, которую я не заметил – будет твоя.
         Мы вошли в комнатку, которая была очень маленькая, но довольно чистая и уютная. По бокам стояли две кровати и в изголовье каждой находилась тумбочка. Убранство комнаты довершал коврик на стенке и небольшое окно.
         - А тут кто живёт? – спросил я, указывая на вторую кровать.
         - Пока никто. – Ответил Саша. – Здесь жили двое, но вчера они уехали. Мы кого-то подберём. За эти деньги любой согласится. Ну как, нравится? – спросил он. Там кухня, холодильник, ванная, словом всё, что надо.
         - Мне нравится. – ответил я. – Особенно цена. Я о таких ценах никогда и не слышал.
         Мы ударили по рукам и я побежал за своими вещами, до сих пор не веря в свою удачу. Наконец-то у меня будет свой угол, который я смогу оплатить даже из своего пособия. Это было как дар Божий. Когда я вошёл в своё бывшее жилище, то столкнувшись с Марком,  я поведал ему о своей удаче, на ходу собирая сумку, Марк сказал мне то, от чего я сел на пол и уставился на него, как будто видел его впервые. Он сказал, что с завтрашнего дня я могу работать ещё и в школе, вести музыкальные занятия с детьми. Часов не очень много, но всё-таки неплохой подработок
         Я сидел на полу, всё ещё не веря в то, что услышал. Моя жизнь полностью менялась и менялась к лучшему. Имея такую дешёвую квартиру и, работая в школе и в клубе, я мог жить довольно безбедно, почти ни в чём себе не отказывая. Да, было от чего сойти с ума.
         Сердечно поблагодарив Марка, я взял сумку и пошёл устраиваться на новом месте.


 

Быстрый переход по главам книги:

0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28


«Шансон - Портал» основан 3 сентября 2000 года.
Свои замечания и предложения направляйте администратору «Шансон - Портала» на e-mail
Мнение авторов публикаций может не совпадать с мнением создателей наших сайтов. При использовании текстовых, звуковых,
фото и видео материалов «Шансон - Портала» - гиперссылка на www.shanson.org обязательна.
© 2000 - 2017 www.shanson.org «Шансон - Портал»

QR code

Designed by Shanson Portal
rss