Поделиться в социальных сетях

17 Mar 2013


         Рим встретил меня, как старого друга;- вокзальным шумом, криками носильщиков, суетой пассажиров, уезжающих в разные уголки страны.
         Солнце! Итальянское солнце! Это не такое же солнце, как в любой другой стране, - это солнце, которое проникает в тебя, наполняет своим теплом, гонит кровь по жилам, заставляет учащённо биться сердце. Его не сравнить с венским солнцем, тоже тёплым, ласковым, но всё-таки не таким. Да и Вену тоже нельзя сравнить с Римом. Красавица Вена – это чисто европейский город, чистый, спокойный, с размеренной жизнью такими же спокойными и вежливыми людьми. В Вене во всём царит покой и умиротворение. Рим – это прямая противоположность Вене, хотя они расположены недалеко друг от друга. Рим – это шум и суета восточного города, красота и величие европейской столицы, сочетание многовековой архитектуры и памятников старины с ультрасовременными постройками. В этом городе переплелись отголоски всех эпох и культур. Восточная культура прекрасно уживается с западной. Во всём чувствуется бывшее величие Римской империи и Рима, как бывшей столицы мира, богатство дорогих  улиц и предместий не портят районы рабочих и ремесленников, тысячи художников на улицах стараются воспроизвести в своих полотнах красоту Вечного Города. И конечно, люди. Итальянцы – это красивая и удивительная нация с многовековыми традициями, в крови которой есть примесь большинства народностей, населявших когда либо нашу землю. Поэтому итальянцы очень эмоциональны, талантливы и непредсказуемы. Они прекрасные ремесленники, художники, скульпторы, а о музыкальности итальянцев и говорить не приходится, - об этом знает весь мир. Италия по праву гордится своими выдающимися композиторами, музыкантами, певцами.  Итальянская музыка – эта та музыка, которую исполняют во всём мире уже много веков. Я совсем не хочу обидеть другие народы и сам всегда гордился нашими Глинкой, Мусоргским, Чайковским, Рахманиновым, Римским-Корсаковым и другими, но всегда был влюблён в итальянскую музыку. Об Италии можно писать бесконечно много и о ней написано очень много, так что, повторяться не буду.
         Я много читал об Италии, о Римской империи, о художниках и музыкантах прошлого и настоящего Италии, поэтому я ждал встречи с ней, как с девушкой которую любил давно и тайно и, наконец пришёл на первое свидание с ней. И вот она, моя мечта, сбылась! Я в Риме! Выйдя в Риме на вокзале, я почувствовал, как все мои мрачные мысли улетучились. Тепло итальянского солнца согрело, проникло в меня, обласкало, наполнило до краёв радостью и надеждой. Нет, конечно же всё будет хорошо! И, как доказательство тому, приехав в гостиницу “NORLAND”, куда нас привёз автобус, я сразу встретил Женю и Артура. Понятно, что радости нашей небыло конца. Всё остальное казалось лёгким и решаемым. Договорившись с Таней о деталях ( с Володей мы до сих пор так и не разговаривали ), мы провели этот день, гуляя по Риму, любуясь красотой этого города, вдыхая с жадностью его воздух и строя светлые планы на будущее.
         На следующий день я поехал в Ладисполь, где мы договорились снять квартиру, чтобы продолжать вместе иммиграцию, так как я не мог один ходить на интервью, без своей «семьи». Приехав в Ладисполь, я сразу встретил несколько знакомых. Узнав, что я ищу квартиру, один из них вызвался помочь мне, так как жил уже здесь два месяца. Я, думая, что пошла серия удач, с благодарностью принял его предложение. Борис ( так звали моего знакомого ) рассказывал мне что происходит в Ладисполе, какой большой наплыв иммигрантов и как тяжело сейчас найти квартиру. Он сказал, что надо дать двести долларов маклеру, чтобы получить хорошую квартиру. Без всякой задней мысли, я дал ему эти деньги, которые он просил из тех, что были у нас с собой и тех, что мы сэкономили в Вене из пособия и, договорившись на вечер встретиться, разошлись. Я собрался ехать в Рим за Женей и Артуром, чтобы собрать вещи и переехать в Ладисполь. В приподнятом настроении я пошёл к Фонтану, как называли центральную площадь в  Ладисполе, откуда отходили автобусы на Рим. Надо сказать, что Ладисполь мне сразу понравился. Это чистый, курортный городок на берегу прекрасного Тиренского моря.
         Погода была изумительной и я, ожидая на площади автобус в Рим, рассматривал эту красивую площадь с фонтаном. Вокруг слышалась русская речь. Наши иммигранты, которых я узнавал легко по одежде и лицам, проходили мимо, торопясь куда-то или стояли группами по нескольку человек, разговаривали между собой. Меня удивило, что очень много встречалось молодых людей, скажем так, не очень добропорядочного вида, совсем не похожих на беженцев или людей, бежавших из СССР от притеснений. Многие были в наколках и производили впечатление представителей уголовного мира. Я ещё подумал, что странно видеть этих людей здесь, в Италии, в этой благополучной, прекрасной стране стране. Но в тот момент я не сильно придал значение этому.
         Вдруг, кто-то окликнул меня. Я обернулся, ища глазами того, кто выкрикнул моё имя. С радостью я увидел Лёнчика, моего старого товарища, которого я проводил три месяца назад и который, к счастью был ещё здесь. Мы обнялись, оба радуясь встрече. Коротко рассказав мою историю, я объяснил ему, что приезжал снимать квартиру и что Борис, которого он тоже, как оказалось знал, обещал помочь мне. Я видел, как Лёнчик меняется в лице. Когда я спросил его, что с ним, он, немного помолчав, вдруг резко сказал,
         - Пойдём!
         - Куда? – спросил я, но он молча взял меня за руку и куда-то повёл. По дороге он сказал мне, что Борис, который обещал помочь мне с квартирой, сегодня вечером уезжает в Америку и, взяв у меня деньги, он их просто положил в карман. Так многие делают – сказал он. Они наживаются на людях, только что приехавших и не знающих ничего.  Получается, что приехав в Ладисполь, я с семьёй остался бы на улице, без квартиры и без денег. Похолодев от такой перспективы, я спросил его, - куда мы идём? К счастью оказалось, что Лёнчик знает, где живёт мой «помощник». Придя на какую-то улицу, он открыл калитку и мы вошли в красивый особняк, утопающий в зелени. Зайдя в дом, мы увидели Бориса, собирающего вещи и готовящегося к отъезду. - « Чтож ты, мразь, своих грабишь?» – бросил Лёнчик ему в лицо. Борис стал пунцово-синим. Видно было, что он испугался и лихорадочно искал оправданий. Видно поняв, что Лёнчик о нём всё знает, он молча вынул из кармана деньги и отдал их мне. Я, всё ещё не совсем понимая, что происходит, смотрел то на одного, то на другого. Сказав ещё пару « ласковых » слов, Лёнчик сказал мне – « Пошли отсюда! »
         Выйдя из дома и направляясь к автобусной остановке, он рассказал мне, сколько людей, пожилых, молодых, с детьми, попались на эту удочку. Есть горстка людей, которые называют себя маклерами и которые сами ввели это маклерство, пользуясь бедственным положением людей и большим наплывом иммиграции, чтобы зарабатывать деньги на безвыходном положении людей, беря мзду за то, что они находят квартиру в и без того переполненном городе. Как я узнал позже, на несколько тысяч жителей Ладисполя, приходилось двадцать-двадцать пять тысяч иммигрантов. Вообще, случаи, как мой и ещё хуже, случались довольно часто. Лёнчик знал их много и я впоследствии тоже был свидетелем не одного такого случая. Часто случалось, что целые семьи, ночевали прямо на площади, на скамейках из-за таких вот,  Борисов. Было ещё и такое. Человек, у которого на руках уже документы на отъезд и вечером он уезжает, берёт деньги за квартплату у нескольких семей, якобы он уезжает, но устраивает их на своё место, предлагая одну и ту-же квартиру нескольким семьям. Он говорит каждому, что на следующий день, в десять часов утра тот может въехать с вещами. На следующее утро эти семьи, с детьми и кучей чемоданов, приезжают к этому дому, а дом даже не сдаётся.    Пять, шесть, а иногда и больше семей оставались на улице и, как часто бывало, без копейки денег. Я сам видел, как спали маленькие дети и их родители в парке на скамейке, укрывшись кое-как, благодаря тем « душевным » людям, которые обобрали их. Я также видел не раз, как мужчина или женщина ходили по городу, прося у людей какие-то гроши, чтоб как-то прокормиться, так как их обобрали такие-вот « добрые люди ».
         Слушая рассказ Лёнчика о всём том, что происходит здесь, я думал: как же может человек, такой же иммигрант, как и мы все, пройдя весь тот путь, которым проходит каждый, сделать такое зло своим собратьям, таким же, как и он сам, иммигрантам. Неужели не представляет последствия своих действий и почему у него внутри ничего не шелохнётся, не заговорит совесть. Что же это за люди такие?
         С такими мыслями я ехал в Рим. Я понимал уже, что трудности ещё не кончились и, что впереди ждёт немало разочарований и невзгод.  Прощаясь с Лёнчиком, мы договорились, что я с семьёй приеду на следующее утро. Он обещал помочь с квартирой, а если завтра не получится, то мы переночуем у него.
         Весь остаток дня мы провели в сборах. Вечером к нам в гостиницу пришли скупщики и я сумел продать, как мне казалось, выгодно, один фотоаппарат. Деньги, которые я выручил от продажи были очень кстати, так как у нас оставалось их всё меньше и меньше. Получив, на мой взгляд, приличную сумму, я стал чувствовать себя уверенней.
         Был уже одиннадцатый час, когда мы уложили Артура спать и вышли пройтись по городу. Спать не хотелось. События последних дней будоражили, нервы были натянуты, как струна, в голове беспорядочно роились и путались мысли, одна нелепей другой. Моя уверенность, с которой я приехал в Италию, улетучилась, как пылинка при порыве ветра. Я понимал, что выжить будет трудно, что предстоит борьба. На каждом шагу нас могут подстерегать опасности и обман - этот  вывод я сделал, исходя из случая в Ладисполе. Теперь я буду ухо держать востро. Я, почему-то не боялся за себя, меня охватывал страх за семью. Всеми этими опасениями я делился с Женей, которая, как и я, понимала неординарность нашего положения. Впереди было интервью в американском посольстве, где мы, как нам уже сказали, должны будем доказать, что нас притесняли в СССР , ( хотя КГБ никому не выдавал справок, что их преследовали ), для того чтобы получить статус беженца.
         В гостинице я первый раз услышал слово – ОТКАЗ, такое нелепое здесь, в Италии, среди этой красоты, этого солнца, в свободном мире. Мне сказали, что сейчас многим дают отказ на Америку и люди подолгу сидят в Италии, надеясь на чудо. Почему-то я был спокоен за себя. Почему, – думал я, – проведя десять лет в отказе в СССР, я должен получить отказ здесь? Нет, такого быть не может! Это же не логично! Все те организации, которые помогают выехать людям из страны, где их притесняли и каждый раз говорят о правах человека, никогда не допустят такой чудовищной несправедливости.
         Я в основном боялся за Женю. Как она, с Володей, её «мужем», смогут на интервью доказать, что их притесняли, Володя же не еврей, а украинец, его-то чем могли притеснять. Эти мысли мне не давали покоя, хотя я и старался об этом не думать, слишком нелепым, глупым и неправдоподобным выглядел бы мой отказ здесь, после стольких лет мучений и ожиданий. Жизнь бросала мне вызов и я этот вызов принял.
 


Быстрый переход по главам книги:

0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28


«Шансон - Портал» основан 3 сентября 2000 года.
Свои замечания и предложения направляйте администратору «Шансон - Портала» на e-mail
Мнение авторов публикаций может не совпадать с мнением создателей наших сайтов. При использовании текстовых, звуковых,
фото и видео материалов «Шансон - Портала» - гиперссылка на www.shanson.org обязательна.
© 2000 - 2017 www.shanson.org «Шансон - Портал»

QR code

Designed by Shanson Portal
rss