Поделиться в социальных сетях

17 Mar 2013


         Рано утром я поднялся бодрым, хотя поспал всего несколько часов. Голова была свежей и я чувствовал себя, как солдат перед боем, готовый идти до конца, невзирая ни на что. Трудности  одних сламливают, других укрепляют  духовно и физически, но главное – это вера, которая движет поступками человека, ведёт на борьбу, делает её осмысленной, помогает видеть цель. Вот так и я, настроившись на борьбу, на трудную борьбу, видя цель, придававшую мне силы, был готов ко всему.  
         Кстати сказать, в Италию я приехал 9 Мая, в День Победы, в праздник, единственный из всех советских праздников, который я всегда отмечал. И, хоть я родился после войны, для меня это всегда был Святой день. Поэтому, всё это мне казалось хорошим предзнаменованием.
         …Снеся чемоданы вниз на первый этаж, я пошёл ловить такси. Мне объяснили, где находится стоянка такси. Я нашёл её без труда и, как-то объяснив таксисту на пальцах, что мне нужно в Ладисполь, подъехал к гостиннице. Таксист помог погрузить чемоданы и мы поехали. Который раз, проезжая по улицам Рима, я любовался этим прекрасным городом, не зная, что ещё долгие месяцы пробуду здесь и не раз ещё мои ноги коснутся его тротуаров.
         Ехать было не далеко. Через полчаса мы въехали в Ладисполь. Таксист, по моей просьбе, остановился на Фонтане, главной площади Ладисполя. Выгрузив чемоданы, мы остались стоять, поджидая Лёнчика, обещавшего встретить нас. Минут через пятнадцать он появился.
         - Ну, как настроение? - спросил он. Я ответил, что бодрое и, обменявшись рукопожатиями, он сразу приступил к делу.
         - Есть одна семья из Винницы, - сказал он, - которая тоже ищет квартиру и с которой вы можете снять по комнате в трёхкомнатной квартире, ещё одну семью мы найдём. – Плата, по сегодняшним меркам, довольно умеренная, - всего 700 миль в месяц за комнату и, конечно, надо дать маклерские, по 100 долларов с семьи. Зная уже цены, я подумал, что это, действительно ещё по Божески. Лёнчик где-то достал тележку и, погрузив чемоданы, мы пошли к дому, где сдавалась квартира.
         Квартира была большая, трёхкомнатная, в многоэтажном доме на VIA ITALIA. Мы облюбовали себе комнату, солнечную и уютную. Понимая, что здесь мы будем жить какое-то длительное время, - месяц, два, может, больше, мы стали основательно распаковывать чемоданы и устраиваться на новом месте. От сознания, что мы будем жить относительно долго в Италии, на берегу моря, среди этой красоты, отодвинулись на задний план наши проблемы. За квартиру было уплачено на месяц вперёд, ещё какие-то деньги остались после продажи фотоаппарата, через пару дней должны были дать пособие, словом, всё было не так уж плохо.
         На следующий день, на Фонтане, ко мне подошёл какой-то парень и передал записку от Володи, где он уведомлял нас, что тоже снял квартиру в Ладисполе, по такому-то адресу и просил зайти к нему, поговорить. У меня что-то внутри ёкнуло и я подумал, что всё, он отошёл и сейчас идёт на примирение. На душе стало легче. Я и Женя готовы были простить ему его выходку (с кем не бывает? ). Мы заранее простили ему его слова и всё, что он сделал нам.
         К концу дня, когда спала жара и люди, после сиесты стали выходить на улицу, мы отправились искать дом, где жили Володя и Таня. Побродив минут пятнадцать по закоулкам, мы, наконец увидели номер дома, который искали. Открыв калитку, мы вошли в хорошенький особняк, утопавший в зелени и выглядевший светлым и уютным.
         – Чёрт побери – подумал я, - совсем неплохо устроились. Мы позвонили в дверь и через несколько секунд Таня появилась на пороге. –   Проходите, - еле слышно сказала она. Мы поднялись по лестнице на второй этаж и вошли в светлую, хорошо обставленную комнату. Комната, как и сам дом, не выглядела жилищем иммигрантов. Во всём чувствовался достаток и благополучие. В душе я порадовался за Володю и Таню, - молодцы, сумели снять хорошую квартиру, хотя и не понимал, за какие шиши.
         – Проходите на балкон – услышал я снова Танин голос.
Балкон был огромный, как двор. В тени дикого винограда было приятно посидеть в кресле или прилечь на раскладушке. Вид, открывавшийся с балкона, был также красивым, - домики, утопавшие в зелени и, где-то дальше голубая лазурь Тиренского моря. Остывающее солнце садилось за горизонт, разливая последние тёплые лучи и, как бы, виновато прощаясь, обещая снова прийти завтра.
         Володя сидел в кресле, стоявшем у стены. Ноги его лежали на табуретке и сам он не сидел, а полулежал с видом уставшего, но довольного собой человека. Я не знал, что мне делать, подойти к нему, поздороваться или вести себя сдержано.
         – Привет – сказали мы с Женей и остановились недалеко от него.  Я надеялся, что он встанет, подойдёт, пожмёт руку, скажет несколько примирительных слов, но он оставался на месте. Выражение лица и весь его вид был откровенно вызывающим.
         – Значит так, - сказал он, не отвечая на наше приветствие, - мне всё равно, что вы думаете обо мне, и на это мне плевать. Нам надо обговорить методы связи если нас вызовут в Хиас или на интервью в INS. Пособие получает глава семьи, так-что с этим проблем не будет, так как состав семей у нас одинаковый и пособие мы будем получать одно и тоже.  Я знаю, где вы живёте, если надо, я вас найду, мой телефон вот. Он протянул мне бумажку с номером телефона. Если вдруг что-то экстренное, звоните.
         – Голос его звучал сухо и пренебрежительно. Казалось он заставлял себя говорить с нами через силу и очень этим тяготился. Сказав ещё несколько фраз в назидательно-пренебрежительном тоне, он всем видом дал понять, что аудиенция окончена.
         Мой ум отказывался верить, мне казалось, что я сплю. Я много в жизни встречался с поддонками, но они были явные и не скрывали этого, а тут было даже не поддонство, а что-то такое, чему ещё нет названия. Я лихорадочно подбирал нужные слова, я хотел сказать что-то такое, от чего исчезла бы эта наглая улыбка, хотел плюнуть ему в рожу. Моя внутренняя интеллигентность не дала мне осуществить задуманное, да к тому же ещё, рядом стояла Женя с Артуром и неподалёку Таня с грудным ребёнком. Не знаю, так или нет, но мне казалось, что Таня сама страдает от этого не меньше, чем мы. Выглядела она осунувшейся и усталой, она всё время прятала глаза и, казалось стыдится всего, что происходит. Бросив на прощанье –  Поддонок! – мы, не прощаясь покинули этот красивый дом с его зловещими обитателями.
         Придя домой, мы обнаружили, что две остальные комнаты уже заселены новыми соседями. Мы представились и, сев на кухне, долго рассказывали каждый о себе. Как сказано было выше, одни наши соседи были из Винницы, другие оказались из Киева, наши земляки.  Ребята нам понравились и, я думаю, понравились и мы им. Алик и Галя - были из Винницы, а Юра с Леной - киевляне. До поздней ночи мы болтали на кухне, выпили за знакомство пару бутылок водки, делились каждый своим небольшим опытом в иммиграции, давали друг другу советы. Было уже очень поздно, когда мы разошлись по комнатам спать. Выпитая водка расслабила меня и я уснул очень быстро.
         На следующее утро, проснувшись, мы с Женей стали прикидывать наше  финансовое положение. Оно было не совсем плохим, но и хорошим его назвать было нельзя. Пособие мы должны были получить на следующий день, - это 730 миль. Квартира, как я уже говорил, стоила нам 700 миль. Нужны были ещё деньги, чтобы уплатить за свет и газ, за еду и с нами был ещё ребёнок, которому нужно было покупать и фрукты, и мороженное, и всё тому подобное. Поняв, что на пособие прожить невозможно, мы прикинули, что можно продать, чтобы выручить что-то. Благо-дело, у нас кое-что было. Оставалось ещё три фотоаппарата, две подзорные трубы, наборы мельхиора и много разной мелочи, которая была у каждого иммигранта. Мои соседи уже успели расспросить, где это можно продать и, договорившись на следующий день ехать в Рим, на «Американо» (так называется огромный рынок в Риме, где все иммигранты продавали своё барахло), мы занялись обычными семейными делами. Погода стояла хорошая и во второй половине дня мы пошли на пляж. До вечера мы пробыли на пляже, наслаждаясь этим тёплым, ласковым морем и нежным, итальянским солнцем.
         На следующее утро, встав пораньше и захватив, каждый свой скарб, мы отправились на вокзал и взяв билеты до Трастэвэри ( одна из окраин Рима ), мы сели в электричку. У каждого из нас была большая сумка с «товаром» и раскладывающаяся сушка для белья, на которой, как нам посоветовали старожилы, мы будем раскладывать всё, что у нас есть для продажи и которая должна служить чем-то, вроде прилавка. Мы приблизительно уже знали цены на всё и рассчитывали наторговать каждый приличную сумму.
         Я никогда в своей жизни не торговал и, честно говоря, с трудом представлял себе, как это делается. Через минут 35 или 40, когда электричка в очередной раз сделала остановку, мы поняли, что это та остановка, которая нам надо, так как из вагонов с шумом стали выходить наши соотечественники, такие же, как и мы, с такими же сумками и сушками для белья. Это было похоже на высадку десанта, а мы – на солдат, только вместо оружия, у нас были сушки для белья и сумки. Площадь перед вокзалом сразу была оккупирована. Сотни человек, таких же на вид, как и мы, также экипированных, куда-то двинули через площадь. Думать о том, куда идти, не пришлось, так как нас подхватила толпа и, как бурный поток, повлекла через площадь, за которой  уже шумел, как улей и бурлил чудесный город под названьем «Американо».
         Это было что-то, необыкновенное! Это был один, огромный механизм, который шумел и вращался, кипел и выплёскивал что-то новое, до сих пор невиданное, затягивал в себя, как водоворот и обрушивался на тебя водопадом ощущений, доселе неизведанных. Да, я не ошибся, это был город, чудо-город, появившийся из какой-то сказки. По размеру, «Американо» был, как небольшой микрорайон в Киеве. Его огромная площадь была разделена на улицы, по краям которой расположились маленькие лавочки, мастерские, передвижные магазинчики и торговцы – индивидуалы, на подобии нас. Рядом с овощной лавкой продавали антиквариат, рядом с выставкой картин, продавали колёса для автомобилей и радио-аппаратуру. По большому счёту, - это был восточный базар, с его неповторимым колоритом, но одетый в европейскую одежду. Часто каждый из нас видел явного представителя какой-то восточной республики, одетого в дорогой европейский костюм, туфли, но всё равно несущий на себе печать места, откуда он родом. Проходя по улицам этого чудесного города, подыскивая место для торговли, я прислушивался к «великолепному итальянскому» наших русских полиглотов, которых было довольно много и которых было легко узнать по лицам и товару, разложенному у каждого на сушке. – «Уна миля – уна тавальето!», «Оралоджо!», «Прэго синьёр, руссо антибамбино!» и так далее. В кармане у меня тоже лежала бумажка с выписанными названиями всего, что я собирался продавать и с цифрами на итальянском языке. Также были выписаны небольшие фразы, такие, как – Как пройти? Сколько стоит?- и т.п.
         Найдя место в одном из рядов таких же, как и мы продавцов, мы разложили сушки и стали выкладывать товар. По мере того, как я выкладывал из сумки всё своё богатство и оглядываясь по сторонам, я понял, что продать всё это будет довольно проблематично, так-как у всех здесь одно и тоже. Сотни людей продавали скатерти, часы, презервативы, посуду, фотоаппаратуру, бинокли, подзорные трубы, словом, всё то, что было и у меня. Меня слегка успокоила старая пословица - «На каждый товар есть свой покупатель». Простояв часа два и продав всего лишь одну безделушку за одну милю, я понял, что сделал одну ошибку, но очень серьёзную. Солнце было ещё не в зените, но пекло уже очень прилично, а у меня небыло ни кепки, ни зонтика, ни навеса, который смог бы меня укрыть от палящих лучей. Я нашёл выход, накинув на голову льняную салфетку.
         Вечером, беря штурмом  электричку, пробираясь среди толпы, желающей уехать, стоя в душном тамбуре, сжатый со всех сторон, я думал, что  «Американо» - это не развлечение, а тяжёлая работа и готовиться к каждой поездке надо тщательней. За весь день я продал на 35 миль, что было совсем не много, но в моём положении – целое богатство.
         Домой мы приехали, когда было уже темно. Даже не став ужинать, я свалился в постель и сразу  уснул.


Быстрый переход по главам книги:

0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28


«Шансон - Портал» основан 3 сентября 2000 года.
Свои замечания и предложения направляйте администратору «Шансон - Портала» на e-mail
Мнение авторов публикаций может не совпадать с мнением создателей наших сайтов. При использовании текстовых, звуковых,
фото и видео материалов «Шансон - Портала» - гиперссылка на www.shanson.org обязательна.
© 2000 - 2017 www.shanson.org «Шансон - Портал»

QR code

Designed by Shanson Portal
rss