Поделитесь в соцсетях
11 Apr 2019


     Аркадий Кутилов (1940-1985) – уникальный поэт и художник, судьба которого по трагизму, пожалуй, не имеет равных. На протяжении почти двух десятилетий талантливый поэт, стихи которого еще в начале его жизни были отмечены восторженной оценкой Александра Твардовского и Николая Рыленкова, а затем с восторгом приняты Евгением Евтушенко. Это человек тяжёлой и интересной судьбы, имевший раньше семью, дом, и работу, но в последствии был лицом без определенного места жительства. ... Но не смотря ни на что, в эти годы поэт создал колоссальное творческое наследие, насчитывающее более 2000 стихотворений, потрясающую прозу, а также целую галерею произведений изобразительного искусства. К сожалению, еще большее количество созданий Кутилова не дошло до нас…
     Сегодня, произведения Аркадия Кутилова издаются в Австралии, Франции и других странах, о нём ставят фильмы и пишут книги.
     О знакомстве и встречах с Аркадием Кутиловым в далёкие 1970-е годы рассказывает автор-исполнитель  в стиле «Городской романс» Виктор Терехов.

  

Виктор Терехов - Брошенная птица
(песня посвящена Аркадию Кутилову)

     Чтобы начать рассказ о моих встречах с Аркадием Кутиловым, нужно немного коснуться предистории нашего знакомства.
Это было в 1977 году. Я в то время работал начальником отдела комплектации в «НИКТИ Шинной Промышленности» в Омске. Буквально прошёл месяц, как меня приняли в Омскую Областную коллегию адвокатов.
  

Виктор Терехов, 1970-е...
Виктор Терехов, 1970-е...
  

     Я сидел в кабинете и писал заявление на увольнение из НИКТИ, как вдруг мне позвонил мой товарищ из городского отдела БХСС и сказал, что за мной выехала бригада на задержание. Пока я пытался выяснить в чём дело, в кабинет вошли два сотрудника, которых я хорошо знал в лицо и собственно был знаком . Они с шуточками предложили мне поехать с ними для выяснения каких-то обстоятельств, посадили в служебную Волгу и привезли в Газетный переулок, где находился Городской отдел БХСС. Меня завели в кабинет для допроса и я поразился вниманию к моей персоне. В кабинете было полно народа, человек восемь, не меньше. Из присутствующих я узнал пару оперативников и самого начальника Городского отдела БХСС. Они были в штатском. Остальные, одетые в милицейскую форму, были мне не знакомы. И только когда приступили к допросу, я понял в чём дело и почему такой ажиотаж вокруг моей персоны. В то время я, как и многие в нашей стране, для поддержания семейного бюджета занимался нелегальным бизнесом, проще говоря, спекуляцией или фарцовкой. Тогда фарцевали по разному, кто по мелочи, но были и оптовики, я относился к этой категории. У меня был налажен канал по сбыту крупных партий джинсов из Москвы в Омск. Оказывается, в Москве сотрудниками отдела БХСС Белорусского вокзала, была раскрыта сеть поставщиков и скупщиков контрабанды, в которую входили работники дипломатических корпусов и проводники международных вагонов. Это было крупное дело, оно широко освещалось в прессе , в газете «Известия» была большая статья и меры по задержанию, и привлечению к ответственности всех участников, были очень жёсткими. Под этот пресс и попал мой Московский партнёр по этому бизнесу Женя Потёмкин, который имел прямую связь с поставщиками и снабжал американскими джинсами половину Советского союза. Женя был очень грамотный и осторожный человек, но его оплошность была в том, что он вёл учёт и фиксировал продажи в записной книжке, из которой оперативники и узнали мой адрес.
     На моё задержание отправили бригаду из трёх человек, которую возглавлял капитан с многообещающей фамилией Пукинский. Допрос длился до глубокой ночи, меня сфотографировали, откатали пальчики и отправили в КПЗ. По иронии судьбы КПЗ находилась под зданием Областной прокуратуры, где я отучился в Филиале Свердловского юридического института пять лет.
  

Аркадий Кутилов
Аркадий Кутилов
  

     И вот в этом-то КПЗ я и познакомился с Аркашей, с Аркадием Кутиловым. В камеру меня сопроводили часа в два ночи, предварительно забрав ремень и шнурки. Это была даже не камера, а маленькая коморка в подвальном помещении около двух метров высоты с крохотным зарешёченным оконцем под самым потолком и железной дверью с кормушкой. В этой камере не было никаких нар или кроватей, только с полметра от пола небольшое возвышение вроде подиума, на котором спали два человека. Утомлённый допросом, я прилёг на этот подиум, закутался в пальто и уснул. Часа через четыре меня разбудили для нового допроса и увели. Допрос шёл часа три и когда привели обратно в камеру, было уже около девяти утра. Мои соседи по камере проснулись, я смог их разглядеть и познакомиться. Один из них был совсем пацан, лет восемнадцати-девятнадцати, его задержали в парке культуры и отдыха по подозрению в убийстве сына одного высокопоставленного милицейского чиновника. Он был полностью сломлен и подавлен, он твердил мне, что никого не убивал, как будто я мог решить его судьбу. Второй сиделец был человек неопределённого возраста, по виду настоящий бомж, но с замашками интеллектуала. Я сначала не воспринял его всерьёз и не поддерживал с ним разговор, хотя он наоборот очень к этому стремился. Потом нам принесли баланду, мы поели и пацана увели на допрос, мы остались вдвоём с этим бомжом и волей не волей завязался разговор. Он представился как Аркаша. Сказал, что его замели паровозом по квартирной краже, но он не при делах и его завтра выпустят. Затем он стал расспрашивать кто я «по жизни» и за что «присел», с феней у него было всё нормально и я понимал, что он не случайный «пассажир» и эта «хата» ему как дом родной. В процессе нашего разговора я обратил внимание, что помимо интеллекта у него и с юмором всё было нормально. Он был очень интересный собеседник. Аркаша мне сразу дал кликуху «Адвокат» и в дальнейшем так меня и называл. Чем больше я его слушал, тем интересней становился этот худой, опустившийся человек. Не знаю почему, но видимо ему чем-то я тоже был интересен и он начал изливать всё, что у него было на душе. Он рассказал известную сейчас историю, как они стащили бутыль с техническим спиртом со склада, где работали и ребята отравились. Но почему-то нигде не прозвучало в публикуемых сейчас воспоминаниях, что он получил за это ДИСБАТ, хотя он про это мне рассказал сразу и даже акцентировал, что это было не справедливо и его это сломало психологически на всю жизнь... Очень интересно и живописно Аркаша описывал свою поездку после всех этих событий в Москву, его встречу с Михаилом Светловым. Светлов был его кумиром! Аркаша стал читать мне «Гренаду» и рассказал, что он давно мечтал встретиться со Светловым и собственно для этого и приехал в Москву. Как-то он нашёл адрес поэта и пришёл к нему на квартиру. Светлов встретил его радушно, угостил чаем с вареньем и прослушал его стихи, похвалил и напутствовал писать дальше. Он это рассказывал мне с чувством гордости, а потом посмотрел на меня и с иронией сказал, да ты же мне не веришь Адвокат... Я в свою очередь сказал, что верю и мне интересно. Тогда он улыбнулся и продолжил дальше рассказывать про Москву. Он познакомился с какой-то девушкой и пригласил её пойти в Большой театр, это тоже было его заветной мечтой. Он описывал тот восторг, который он испытал, побывав на спектакле. Описывал детально интерьер зала и даже фойе, он помнил всё до мелочей, до ряда и места на котором сидел. Привели после допроса пацана и он спросил его: «Ну что, сегодня били?». Тот ответил ему, что били и он сознался. Я ничего не понял и спросил мальчишку, что выходит ты убил?
  

Виктор Терехов, 1970-е...
Виктор Терехов, 1970-е...
  

     И тогда Аркадий мне объяснил, что у пацана два следователя, мужчина и женщина, они его ломают, мужик его бьёт и он сознаётся, приходит женщина, он отказывается. А пацан-то не виновен, просто нашли козла отпущения... Меня в течение дня дёргали несколько раз на допросы, а в промежутках я слушал Аркашу. «Я, Адвокат поэт всея Руси», говорил он. «У меня несколько мешков со стихами, нужно бы напечатать, да никто не хочет мне помочь, а я боюсь, что может быть пожар и всё на хрен сгорит». «Хорошо, что есть добрые люди, у которых можно хранить эти мешки». И он начинал читать стихи, не полностью, а отрывками, стихи были на самом деле сильные, но я, как человек неплохо знавший среду сидельцев, предполагал, что он мог заучить чьи-то тексты и теперь заправлять мне арапа, что это его стихи. Я же даже предположить не мог, что это за личность...
  


  
      Он рассказал, что в КПЗ его забирают при каждом удобном случае, так как он не имеет прописки и потом выпускают. В этот раз его задержали за то, что рядом с квартирой, где они пили, совершили кражу и его «прицепом чикирнули». Он сетовал, что мог бы жить как король, а приходится бомжевать, никто не понимает, что он великий поэт и те, кто сейчас в фаворе, его мизинца не стоят... Как пьющие люди, он повторял это несколько раз и от этого у меня ещё больше появлялось сомнений в правдивости его историй. Он рассказывал много о своих злоключениях, упоминал фамилии людей, которые делали ему гадости, про женщин с которыми жил, про зону. Он просил меня помочь ему в сохранении стихов и в публикации. Естественно, у меня в голове были свои проблемы, мне было не до стихов и я просто так поддакивал ему, принимая это всё за блатной трёп. К вечеру к нам подселили ещё одного «пассажира». Это был вертлявый блатишок, с замашками мелкого жулика, руки его были «испартачены» до такой степени, что напоминали клешни. Аркаша пододвинулся ко мне поближе и тихо шепнул: «Наседка»... Я всё понял и подмигнул ему в ответ. Одним словом ,около двух суток мы общались с Кутиловым, что называется каждую минуту, он много чего рассказывал, но я был не совсем в радужном настроении и многое пропускал мимо ушей. Как он и говорил, его отпустили, ровно когда закончилось трое суток, у меня ещё оставались сутки... На прощание он продиктовал мне телефон женщины, через которую я мог бы с ним связаться и я его тут же благополучно забыл. Блатишок действительно оказался наседкой, предложил мне передать «малявку» для «корешей», мол его скоро выпустят, а мне «Засыпавшемуся по такому важному делу» торчать здесь, как медному котелку. Я, конечно, всё понял и написал «оправдательное письмо» своей жене, после которого мне можно было вешать орден за заслуги перед отечеством. Через пятнадцать минут письмо уже было у следователя... Пацана увезли в тюрьму, а меня в Москву, где были очные ставки с Потёмкиным и другими участниками «преступной» группы. Благодаря моему юридическому образованию, в конце концов дело закрыли за недоказанностью. Потёмкину дали двенадцать лет, которые он отсидел, что называется от звонка до звонка, плюс два года за нарушение режима.
  
Аркадий Кутилов
Аркадий Кутилов
  

     Прошло, наверное, года три. Я работал юристом в ОРСе треста Мелиоводстрой, сидел в своём кабинете и вдруг ко мне заходит Кутилов! Яего узнал сразу, а он меня не узнал. Он зашёл осторожно, на Вы, с просьбой разобраться в его проблеме. Он выглядел лучше, чем в КПЗ. Выглядел нормально для пьющего человека, был выбрит и опрятно одет. Оказывается, он устроился работать в одно из наших ПМК, сварщиком и начальник участка, где он работал, пытался обмануть его с зарплатой. Я позвонил начальнику ПМК, моему тёзке, Бондаренко Виктору Ивановичу и попросил его разобраться в этом вопросе, он пообещал всё выяснить и решить. На этом вопрос был исчерпан. Из соображений субординации я не стал напоминать Аркадию о нашем знакомстве, а он меня так и не узнал. Прошло две недели и ко мне опять пришёл Кутилов, как выяснилось, пришёл поблагодарить, что я решил его проблему. Он принёс коробку конфет, я был вынужден обеспечить чай и мы продолжили беседовать, но только продолжил беседовать я, а он меня упорно не узнавал, хотя несколько раз заметил, что мы где-то встречались. Он достал из внутреннего кармана аккуратно сложенную замусоленную тетрадку и начал читать стихи. Потом снова рассказывал о своей жизни, о женщине, которую он недавно встретил, что у этой женщины хранятся мешки с его стихами. Он фактически рассказывал то же самое, что и в КПЗ, а я ему по-прежнему не верил. Итак он стал у меня частым гостем. Он приходил ко мне обычно в конце рабочего дня, мы пили с ним чай, говорили на разные темы, я слушал его стихи. А он постоянно предлагал мне поехать с ним на квартиру к той женщине, у которой хранились все его произведения и забрать их. Он опять аргументировал это тем, что может быть пожар и всё сгорит, почему он этого так боялся, мне не понятно. Сам он жил в тепловом коллекторе на трассе, где они и проводили сварочные работы от ПМК. Говорил, что ловит голубей и жарит их с картошкой... Такое наше общение продолжалось несколько месяцев, он уже уволился или его уволили из ПМК и частенько стал приходить пьяненьким. Когда он был под шафе, он становился агрессивным по отношению к власти, материл власть и обвинял в своих бедах, читал стихи про власть, где была злость и юмор. Я обратил внимание, что у него в стихах были очень точные фразы, метко характеризующие его отношение к персонажам или описываемым событиям. Однажды он пришёл ко мне хорошо выпивши и с порога стал говорить, что на его стихи поёт песню Алла Пугачёва, при этом он показывал тетрадку, где было его рукой написано стихотворение, которое, якобы пела Алла Пугачёва. Я был плохо знаком с творчеством Аллы Борисовны, поскольку вырос на других музыкальных ценностях и приняв это за пьяный бред, подумав, что «Остапа понесло», спровадил его домой в коллектор. Как мне показалось, он обиделся на меня, что я не принял этого всерьёз и долго не приходил, возможно он был в запое...Как-то ко мне приехал мой друг, юрист нашего треста Володя Цветков. Мы сидели в кабинете , разговаривали и тут заглянул Аркаша. Он поздоровался, я сказал ему, что сейчас занят и он тут же ушёл. Володя спросил меня, что это за бомж и я ему рассказал всю историю нашего знакомства, что мужик интересный, но у меня есть сомнения в отношении того, что то, что он говорит, является правдой. Я спросил его, как он считает, стоит ему верить или нет, на что Володя безапелляционно заявил мне, что это всё басни и кому я верю, сидельцы могут и не такое наплести, чтобы втереться в доверие. Да я и сам вырос в окружении блатных и прекрасно знал все их подходцы, поэтому и сомневался. Одним словом я решил отвадить своего приятеля, но он, как почувствовал это и больше не приходил на наши посиделки...
  

  
     И последняя наша встреча с Аркадием Кутиловым произошла совершенно неожиданно в троллейбусе. Мы с женой Наташей ехали на Ленинский рынок за продуктами и сидели на первом сидении перед водительской кабиной. На остановке «Завод Электроточприбор» в переднюю дверь зашёл Аркаша и сразу увидел меня. Он был одет в пальто, на голове кроличья шапка, имел вполне приличный вид и был абсолютно трезвый. Увидев меня, он обрадовался и мы пожали друг другу руки, в свойственной ему манере, что-то мне сразу рассказывать, он похвалился, что живёт на Тимуровском проезде у какой-то женщины и будет рад, если сейчас я заеду к нему в гости и он покажет мне все свои стихи. В свою очередь, я познакомил его с Наташей и сославшись на занятость, отказался от его приглашения. Он огорчённо мотнул головой и записал мне карандашом на троллейбусном билетике адрес и сказал, что будет меня ждать.
     Затем он сошёл на остановке «Тимуровский проезд» и стоял, пока троллейбус не тронулся. У меня сейчас перед глазами стоит этот худой человек в полинявшем польто , кроличьей шапке и машет широкой ладонью мне в след...
Билетик я выкинул выйдя из троллейбуса...
     Вот так бывает в жизни, что судьба даёт тебе возможность встречи с настоящим, а ты, в силу своего искажённого мировосприятия, отвергаешь это.
Три раза судьба пыталась меня свести с ним и видимо не зря... Я действительно мог помочь ему, у меня в то время были хорошие знакомства в Москве, я действительно мог оказать содействие в представлении его стихов. Но, выходит, он бился о глухую стену... Когда я с ним познакомился, я был пацан, мне было двадцать шесть лет, жизнь была впереди и всё было просто белое это белое, а чёрное это чёрное и никаких компромиссов...
Светлая память Аркадию Кутилову великому поэту ушедшей эпохи!
     Прости Аркаша...
  

© Виктор Терехов,
11 апреля 2019.

  
  

«Шансон - Портал» основан 3 сентября 2000 года.
Свои замечания и предложения направляйте администратору «Шансон - Портала» на e-mail
Мнение авторов публикаций может не совпадать с мнением создателей наших сайтов. При использовании текстовых, звуковых,
фото и видео материалов «Шансон - Портала» - гиперссылка на www.shanson.org обязательна.
© 2000 - 2019 www.shanson.org «Шансон - Портал»

QR code

Designed by Shanson Portal
rss