Поделиться в социальных сетях

21 Aug 2016

Г Л А В А   19
 
ВСТРЕЧАЮ Я СЕРЕЖКУ ФОМИНА…

 
    У Владимира Высоцкого всегда было свое право голоса, это было его песенное право. Его раннее творчество всегда начиналось с ролевой лирики: практически все песни этого периода пропеты им от лица различных ролевых персонажей. Лишь изредка у Высоцкого появлялось прямое авторское слово. Наверное, такую пропорцию определил жанр, с которого начинал петь Владимир Высоцкий– жанр, так называемых, «уличных, дворовыхпесен», написанных и исполненных «в стиле городского романса».
     В этих первых песнях повествование от имени ролевого героя оказалось очень удачной находкой и получило дальнейшее развитие.
     Свидетельством очевидной эволюции в творчестве Высоцкогоявилось соединение в его ранних песнях уличной и военной тематики.
     Вспоминает актер и друг Владимира ВысоцкогоВсеволод Абдулов:
 
Мы были из одного времени. Времени, когда пацаны«толковище вели до кровянки…»Я прекрасно помню то время и тех людей, время возвращения демобилизованных с войны. На этом материале Володя уже в самом начале выходил на уровень высокой поэзии. Ведь его первые песни – это как бы взгляд сверху на проблемы тех лет…
 
     Когда 29 ноября 1967 годаВысоцкий  выступалво  Дворце  спорта
г. Куйбышева, из зала то и дело слышались выкрики с требованием спеть  «уличные», или, как их тогда называли «дворовые»  песни: «Нинку», «Все срока уже закончены…»,  «Про Сережку Фомина» и другие. Словом, его просили исполнить те ранние песни, которые в основном, «ходили» по рукам в магнитофонных записях Советского Союза конца 60-х годов прошлого века.
     Выступления Высоцкогов г. Куйбышеве разрешили тогда с большим трудом, и если бы случилось что-то незапланированное, заранее не согласованное с контролирующими инстанциями, – отвечать за это пришлось бы ГМК-62 и Горкому комсомола, кому доверили функцию надзора за этими первыми массовыми концертамиВладимира Высоцкого.
     Хотя,  песню «Про Сережку Фомина», с учетом ее военной темы, сегодня уже никто не оценит как идеологически вредную, с сюжетом, недопустимым для советского уха, в 1967 году ее публичное исполнение сулило В. Высоцкому большие неприятности и могло стоить ему  карьеры…

     Один из организаторов концертов Владимира Высоцкогов Куйбышеве,1-й Президент ГМК-62Вячеслав Климов, вспоминая о разговоре с Высоцким, который состоялся перед выступлениями во Дворце спорта,говорил,  что  в  связи  с  этими  концертами в городе, да и у организаторов выступлений Владимира Высоцкого«возникла весьма напряженная обстановка…»
Понимая это, и не желая подводить ребят из Городского Молодежного Клуба,Владимир Высоцкий не спел во Дворце спорта ни одной своей ранней «уличной» песни.                                                                                   
ЕщеВ. Высоцкогопопросили исполнять только легальные песни, звучащие в кинофильмах и спектаклях, чтобы у контролирующих советских и партийных органов не было к концертам никаких претензий.
Владимир Высоцкийтак и поступил, чередуя свои официальные песни с шуточными, спортивными песнями и песнями-сказками.
     Никаких претензий потом не было…                                                 
     Но вернемся к его «дворовым или уличным песням».
     Некоторые ситуации, образы и мотивы, используемые Высоцкимв ранних песнях, постепенно переходили в его произведения военного цикла.
     Уже говорилось, что тема войны всегда была очень близка Владимиру Высоцкому.
     Он находил в военном времени такие ситуации, такие точные психологические детали, (а иногда и несоответствия),какие мог заметить не всякий ее участник и очевидец. Война была для него символом человечности, взаимной помощи, подвига и героизма.
     Одним из примеров песен, где пересекаются уличные и военные темы, стала песня «Про Сережку Фомина»,написанная еще в 1964 году.
     Это история о профессорском сыне, «белой вороне» в компании дворовой шпаны и поется она от лица Сережкиногонедоброжелателя, отказавшегося от брони и ушедшего на фронт, в то время как Фомина«спасал от армии отец его, профессор…»
 
                           Я рос как вся дворовая шпана,
                           Мы пели песни, пили водку ночью,
                           И не любили мы Сережку Фомина
                           За то, что он всегда сосредоточен…
                           …………………………………………..
 
                           Кровь лью я за тебя, моя страна,
                           И все же мое сердце негодует,
                           Кровь лью я за Сережку Фомина –
                           А он сидит и в ус себе не дует.
 
                           Теперь, небось, он ходит по «кинам»,
                           Там хроника про нас перед сеансом,
                           Сюда б  сейчас, Сережку Фомина,
                           Чтоб побыл он на фронте, на  германском...
 
       Сюжет этой песни подсказала Владимиру Высоцкому сама жизнь. Друг юности Владимира Высоцкого артист Геннадий Ялович вспоминает короткую историю, которая,возможно, предшествовала написанию этой песни:
– 1964 год, Москва. Идем по улице Горького, навстречу двое мужчин.
Разговаривают. Один другому говорит:
     «Представляешь, встречаю я его, а он, «тыловая крыса» – Герой Советского Союза…»
Мне это врезалось в память, и Володя это тоже запомнил.
И через некоторое время слышу в песне:
 
                           Но, наконец, закончилась война,
                           С плеч сбросили мы словно тонны груза,
                           Встречаю я Сережку Фомина, –
                           А он – Герой Советского Союза…
 
     Выходит, и сам Высоцкийне знал, что там именно было с «тыловой крысой» в кавычках. Может  быть, он был награжден в тылу, когда занимался разработкой секретного оружия. Или Сережка Фомин все-таки убежал на фронт вопреки усилиям отца, и высокое звание Героя Советского Союза завоевал в бою?
     На этот вопрос мы уже никогда не сможем ответить…
     Да это и не так важно.
     Ведь, Владимир Высоцкий запомнил необычный факт, услышанный на улице, применил свою творческую фантазию – и ощущение недосказанности стало истинным смыслом песни «Про Сережку Фомина»…
 

Г Л А В А   20
 
ВТОРОЕ «Я» ВЛАДИМИРА ВЫСОЦКОГО…

Твои отличительные черты?
Друзья разберутся…
Чего тебе недостает?
Времени…
Каким человеком ты считаешь себя?
 – Разным…
(из анкеты, заполненной В.Высоцким 28 июня 1970 года)
 
Так  кем  же  все-таки  был  Владимир  Высоцкий?  Кем  он  был  больше  всего?  Актером?  Поэтом?  Певцом? 
Роберт Рождественский:
– Прежде  всего,  он  был  личностью.  Явлением.  И  факт  этот  в  доказательствах  уже  не  нуждается.
     Высоцкий  продолжает  свою  жизнь  в  первую  очередь  в  своих  песнях,  лучшие  из  которых – для  жизни.  Они – друзья  людей.  В  песнях  этих  есть  то,  что  может  поддержать  тебя  в  трудную  минуту, – есть  неистощимая  сила,  непоказная  нежность  и  размах  души  человеческой. 
     У  Владимира  Высоцкого  и  у  его  песен  и  в  самом  деле  великое  множество  истинных,  серьезных  друзей!  Тех  самых  друзей,  ради  которых  он  работал  и  для  которых  жил…
     Вспоминает Иван Бортник:
– Работающим за письменным столом я видел Володю несколько раз, но это было очень редко. «Сейчас, сейчас… Подожди минуточку…» – говорил он и уходил в свою комнату – что-то дописывал.
     А когда Володю что-то удивляло, и начинала работать мысль – было такое характерное подергивание нижней губы. И любознательность.
    Любознательность – одна из главных черт Володи.
    В людях не любил, прежде всего, беспардонность. Если чувствовал беспардонность, сразу же реагировал глазом, подбородком, жестом. Что-то в нем менялось, сразу становился другим – жестким. И еще нужно сказать, что Володя чувствовал, что за человек перед ним. Чувство на людей у него было уникальное.
 
Ваня вышел на другие круги:(ударение на «у»)
Трепещите, недруги и други.(ударение на «у»)
 
Такую надпись В. Высоцкий в 1974 году сделал на афише спектакля театра на Таганке«Деревянные кони», в котором И. Бортник играл главную роль.
 
   – О себе он мог сказать словами Гамлета: «Вы можете расстроить меня. Но, играть на мне нельзя, – говорит о Владимире Высоцком его друг Вадим Туманов.
   –Очень развито было в нем чувство собственного достоинства. В Иркутске молча и хмуро слушал тосты в свою честь. Вскоре ушел, сославшись на недомогание. Объяснил потом: «Боялся взорваться. Там было несколько абсолютно чуждых мне по духу людей. Не мог я для них петь».
–Полярность оценок – свидетельство масштабности явления. Равнодушно  его  никто  не  воспринимал. Вокруг   его   имени   продолжают кипеть страсти… – продолжает В. Туманов.  
  – В Высоцком существовало одновременно несколько людей, и среди них, как равный с поэтом, мастером, авантюристом, мудрецом и лицедеем, жил ребенок, доверчивый, ранимый, дерзкий и застенчивый, – так говорит о Высоцком кинорежиссер Александр Митта.
     Владимир Высоцкий – натура сложная, порой противоречивая, Это проявилось особенно в последние годы жизни. Сказывались: и явное неприятие его творчества у «власть предержащих», усталость и личные переживания.
Иногда Владимир Высоцкий жил, как бы, навыворот, потом и кровью прокладывая себе дорогу в искусство. И тогда в его песнях явственно слышались боль и надрыв, духовный надлом…
Часто он был неотделим от образов героев своих песен. Но, как говорит актриса Алла Демидова, со дня основания проработавшая с Владимиром Высоцким в театре на Таганке:
    – В последние годы он писал без «маски», не прикрываясь образом,    Писал даже не от имени своего лирического героя, писал просто от своего «Я». Его стихи открывают нам трагическую фигуру Поэта. Свою судьбу он знал, знал, как и его Гамлет, не мог поступить по-другому, иначе он не был бы Гамлетом…
     А когда я думаю о его творчестве, о времени, в котором он жил, – я понимаю, как много он отдал, какая мощная была у него концентрация всех творческих сил, какая была уникальная способность их собрать и отдать людям. Ощущение жизни как высшего долга. Не разъединить, а объединить. Быть на службе великой эволюции души, эволюции жизни.
Он говорил о той стороне жизни, о которой «официальная» поэзия не говорила. Он говорил о всякой боли, об обидах, о том, что в жизни не получается…

     Многие ранние песни Владимира Высоцкого, те, по которым его знали в Куйбышевев середине шестидесятых годов, – в основном подражательные.
     Писались они только для того, чтобы в определенной манере, хорошо знакомой Владимиру Высоцкому исполнять их в кругу друзей.
     Причем, это совсем не значило, что сам Высоцкий был вхожим  в хулиганские компании. Ведь, он, и моряком никогда не был, и солдатом, однако, это не мешало ему сочинять замечательные песни о них. Высоцкий с детских лет был наделен уникальным талантом  воображения и поэтическим даром. Это-то и помогало ему писать песни разные по сюжету, песни-стилизации.                                                             
     После того, как Владимир Высоцкий с огромным успехом выступил в Куйбышевском Дворце спорта29 ноября 1967 года, организаторы его выступлений в лице руководителей Городского Молодежного Клуба уже ночью привезли его на квартиру вице-президентаГМК-62 Артура Щербака. Там был дружеский ужин и знаменитый ночной концерт Владимира Высоцкого, на котором он спел 19 песен, многие из которых в то время он публично не исполнял.              
     Вспоминает Артур Щербак:
После окончания второго концерта во Дворце спорта, уже в первом часу ночи, мы поехали ко мне домой на улицу Скляренко, где уже был накрыт стол с пельменями. Оба приезда Володя жил у меня.
     Кстати говоря, та запись ночного концерта, который мы записывали за дружеским ужином на «Грюндиг» Вячеслава Климова, производилась здесь же, ночью…
Благодаря записям, сделанным Славой Климовым, по доброте своей душевной отдавших их,  они пошли «гулять» по всему городу.
Мимо какого общежития не идешь, – звучал Высоцкий.
     И когда сравниваешь его произведения, написанные в те годы, и произведения последующих лет, – это такой рост: мировоззренческий, философский, поэтический, что действительно, эта глыба останется в истории российской культуры на очень долгие года, а может, и века…
     Тогда в Куйбышеве,дома у Артура Щербака, Владимир Высоцкий наряду со своими серьезными произведениями исполнил две песни, «пограничных», так сказать, по сюжету  с уличными и дворовыми песнями: «Дайте собакам мяса…» и «У нас вчера с позавчера шла спокойная игра…» – про карточных шулеров:
 
                         И вот, явились к нам они, сказали: «Здрасьте…»,
                         Мы их не ждали, а они уже пришли,
                         А в колоде все равно четыре масти, –
                         Они давай хватать тузы и короли…

      Эти песни явились для Высоцкого, как бы, начальной поэтической школой. Он, словно, проверяя себя, поверил и понял свой талант.  И значительной вехой на пути творческого роста Владимира Высоцкого стал Куйбышев…   
      Иногда, лирического героя ранних песен Владимира Высоцкого путали с ним самим. Ответом была строка из его песни – «Нет, это не мое второе «Я…»
     Мало кто понимал тогда, и понимает сейчас, что почти все, так называемые, «блатные» песни Высоцкого имеют антикриминальный смысл и совсем не воспевают уголовную романтику…                                                                                                                       
     Суть его песен, их судьба, по словам Владимира Высоцкого, отличается от судьбы человеческой прежде всего тем, что – «песня, если она того стоит, может жить долго…» И как подтверждение этой мысли Высоцкого, – слова Марины Цветаевой о том, что если стихи нельзя спеть, то это не стихи…
     – Он обладал двумя голосами – дар редкостный, – говорил о Владимире Высоцком известный актер Михаил Ульянов.
     – Он имел голос драматического актера… Но он имел еще уникальный талант – владел песней. Может быть, потому и оборвалась его жизнь так трагически рано, что тратил он себя вдвойне: два голоса хлестали, два горла рвались. Говорят, что в песне он был сильней, чем на сцене.
Я так не думаю, – продолжает Михаил Ульянов.
     Владимир Высоцкий торопился, он примерял на себя как одежды, характеры и судьбы других людей – смешных и серьезных, практичных и никчемных, выдуманных и реальных, и отражал все это в своих песнях. Сам из-за этого часто менялся внутренне и внешне. Но, друзья говорят, был чутким и легко ранимым человеком.                                                          
     Он всегда радовался чужим успехам, старался помогать талантливым людям, которым не везло…
Самое многозначное слово в песнях и стихах Владимира Высоцкого – «Я»:«Я только малость объясню в стихе…», «Я оглох от ударов ладоней…», «Час зачатья я помню не точно…», «Я самый непьющий из всех мужиков…», «Я несла свою беду…», «Сто сарациновя убил во славу ей…», «Я – Як-истребитель…», «Я при жизни был рослым и стройным…», и так далее.
     Кого тут только нет – средневековые рыцари и наши современники, птицы и звери. Даже неодушевленные предметы – микрофон или самолет, и те имеют собственное «Я».
     Песни Владимира Высоцкого – это непрерывный процесс перевоплощения, где переплетаются чужие жизни и стили поведения.
     – Говорить о Высоцком трудно. Всегда есть чувство опасности – не дай Бог посягнуть на что-то… – говорит актер театрана Таганке Дмитрий Межевич.

     – Я знал Высоцкого – вместе работали в спектаклях, были на гастролях, разговаривали… Он менялся, он сам по себе был разным. И герои его разные, а часть героев в нем присутствовала… Он бывал замкнутым и открытым и, как всякий поэт, нуждался в одиночестве. Бывали и взрывы…
А когда его одолевали сомнения – «черные человеки», бывал открытым, нуждался в общении.
     Он был весь на виду. Со всеми своими удачами и неудачами, находками и проколами, сомнениями и убежденностью…
 
                                      И не пишется, и не поется,
                                      Струны рву каждый раз, как начну.
                                      Ну а если струна оборвется –
                                      Заменяешь другую струну.
 
                                      И пока привыкнешь к новой,
                                      Иссекаешь пальцы в кровь,
                                      Не звучит аккорд басовый,
                                      Недостаточно верхов.
 
                                      Но остались чары –
                                      Брежу наяву,
                                      Разобью гитару,
                                      Струны оборву,
 
                                      Не жалею глотки
                                      И иду на крест –
                                      Выпью бочку водки
                                      За один присест.
 
Вспоминает врач  Леонид  Сульповар:
– Володя говорил, что ощущает в себе два «Я»: одно хочет работать и любить, а вторе тянет совсем в другую сторону – в эту пропасть безисходности. И постоянное противоборство двух «Я» делает его жизнь совершенно невыносимой. Он метался!
       Песня «Второе «Я» появилась у Высоцкого еще в 1969 году. В ней жизнь лирического героя выступает как сочетание самоиронии, и автосарказма:

                                      Я лишнего и в мыслях не позволю,
                                      Когда живу от первого лица, –
                                      Но часто вырывается на волю
                                      Второе «Я» в обличье подлеца.
 
                                      И я борюсь, давлю в себе мерзавца, –
                                      О, участь беспокойная моя! –
                                      Боюсь ошибки: может оказаться,
                                      Что я давлю не то второе «Я».
 
И все же за иронией героя этой песни угадывается сам Владимир Высоцкий, внутри которого как бы жили «два разных человека, два врага», его два «Я», одно из которых толкало его наверх, другое упорно старалось убить в нем личность, тянуло в пропасть:
 
                                                 Во мне два  «Я»  –  два  полюса  планеты,
                                                 Два разных человека, два врага,
                                                Когда  один  стремится на балеты,
Д                                              ругой  стремится прямо  «на бега»…
 
     Все знают, в основном, бушующего и грохочущего Владимира Высоцкого, а он, иногда бывал задумчивым и тихим…
     И прав был поэт Александр Дольский, написавший в своем посвящении Владимиру Высоцкому следующие строки:
 
                                   А за мужеством, как ни усердствуй,
                                   Проступает, печалью дыша,
                                   Уязвимое нежное сердце,
                                   И трепещет живая душа…


Глава1 Глава2 Глава3 Главы4-5 Глава6 Глава 7 Фото1 Фото2 Главы8-9 Главы10-11 Глава12 Фото3 Фото4 Главы13-14 Главы15-16 Главы17-18 Главы19-20 Главы21-22 Фото5 Фото6 Фото7 Фото8 Главы23-24 Главы25-26 Главы27-28 Глава29 Главы30-31 Глава32 Глава33 Дополнения Фото9 Фото10 Фото11 Фото12 Окончание
 

«Шансон - Портал» основан 3 сентября 2000 года.
Свои замечания и предложения направляйте администратору «Шансон - Портала» на e-mail
Мнение авторов публикаций может не совпадать с мнением создателей наших сайтов. При использовании текстовых, звуковых,
фото и видео материалов «Шансон - Портала» - гиперссылка на www.shanson.org обязательна.
© 2000 - 2017 www.shanson.org «Шансон - Портал»

QR code

Designed by Shanson Portal
rss