Показать сообщение отдельно
  #2  
Старый 31.05.2008, 21:37
Аватар для haim1961
haim1961 haim1961 вне форума
Администратор
Ветеран форума
 
Регистрация: 29.01.2008
Адрес: Израиль.г Нетания
Сообщений: 2,152
По умолчанию продолжение

Константин Паустовский описывает, как весной 1922 года встретил в Батуми Якова Ядова, вместе с которым работал в одесской газете «Моряк»:

«На эстраде оркестр... играл попурри из разных опереток, потом заиграл знаменитую песенку Ядова:

Купите бублики
Для всей республики!
Гоните рублики
Вы поскорей!

Ядов усмехнулся, разглядывая скатерть, залитую вином. Я подошел к оркестру и сказал дирижеру, что в зале сидит автор этой песенки одесский поэт Ядов.

Оркестранты встали, подошли к нашему столику. Дирижер взмахнул рукой, и развязный мотив песенки загремел под дымными сводами ресторана.

...Мы вышли. ...Ядов показал мне тростью на гряду облаков и неожиданно сказал:

И, как мечты почиющей природы,
Волнистые проходят облака.

Я посмотрел на него с изумлением. Он это заметил и усмехнулся.

— Это Фет, — сказал он. — Поэт, похожий на раввина из синагоги Бродского. Если говорить серьезно, я посетил сей мир совсем не для того, чтобы зубоскалить, особенно в стихах. По своему складу я лирик. Вышел хохмач. ...

— Но для себя, — сказал я, — вы же пишете лирические стихи?

— Что за вопрос! Конечно, нет. У меня, слава Б-гу, еще хватает ума, чтобы понять, что в этом отношении я конченый человек».


«Мода на песенки в Одессе менялась часто. Не только в каждом году, но иной раз и в каждом месяце были свои любимые песенки. Их пел весь город.

Если знать все эти песенки, то можно довольно точно восстановить хронологию одесских событий.

Так, например, песенку “Ростислав” и “Алмаз” — “за республику, наш девиз боевой — резать публику!” пели в 1918 году, а песенку “Выйду ль я на улицу, красный флаг я выкину, ах, Буденному везет больше, чем Деникину!” пели в 1920 году, когда дело Деникина было проиграно.

Я помню, как вся Одесса пела “Мичмана Джонса”, потом “Эх, хмурые будни, осенние будни...”, “Цыпленка”, “С одесского кичмана бежали два уркана”, “Дочечку Броню”, “Вот Маня входит в залу”.

После этого пошли уже более поздние песни, вроде знаменитой бандитской:

Губернский розыск рассылает телеграммы,
Шо горoд Харьков переполнен из ворамы!
Шо наступил критический момент
И заедает вредный элемент.

Эту песенку можно было петь без конца, потому что имена городов менялись в ней по желанию исполнителей — Харьков, Киев, Ялта, Голта, Сочи и почему-то вдруг далекая Вятка.

Поток одесских песенок не прекращался до сороковых годов. Но он заметно иссякал, а перед войной, в 1941 году, совсем высох.

Во время Отечественной войны шумные и легкомысленные одесситы, любители этих песенок, те, кого еще недавно называли “жлобами”, спокойно и сурово, но с неизменными одесскими шуточками дрались за свой город с такой отвагой и самоотверженностью, что это поразило даже врагов. Сражались и старые рыбаки и морские люди, которым не хватало места на кораблях. Сражались отчаянно потому, что за их спиной была Одесса, город, где труд никогда не чурался веселья, город неугомонный, как шумный раскат черноморской широкой волны.

И естественно, что после войны родились новые песни о героизме одесских людей и их неизменной любви к своему городу».

К. Паустовский

____________

ЦЫПЛЕНОК ЖАРЕНЫЙ

Цыпленок жареный,
Цыпленок пареный
Пошел по Невскому гулять.
Его поймали,
Арестовали,
Велели паспорт показать.
«Я не советский,
Я не кадетский,
А я куриный комиссар —
Я не расстреливал,
Я не допрашивал,
Я только зернышки клевал!»
Но власти строгие,
Козлы безрогие,
Его поймали, как в силки.
Его поймали,
Арестовали
И разорвали на куски.
Цыпленок жареный,
Цыпленок пареный
Не мог им слова возразить.
Судьей задавленный,
Он был зажаренный...
Цыпленки тоже хочут жить!


СОНЕЧКА СПРАВЛЯЕТ ИМЕНИНЫ

Ах, приготовьтесь, и брунеты, и блондины,
А Яшка Рыжий вам будет речь держать.
Ведь нынче Сонечка справляет амэнины,
И вся Одесса и должна про это знать!

Припев:

Пари-ра-тач тач-тач-тач-тара!
Одесса-мама пирбарцуца-оца-ца!
Ведь нынче Сонечка справляет амэнины,
И вся Одесса — ламца-дрица-оп-ца-ца!
Мы завалились в подвальчик очень винный,
Абрашка Луцкер должен нас там ожидать.
Сегодня Сонечка справляет амэнины,
И вся Одесса и должна за это знать.

Вдруг раздается звоночек очень длинный,
И на пороге мент с букетом стал.
Ведь нынче Сонечка справляет амэнины
И сам лягавый ей подарочек прислал.

Ах, Соня, Сонечка, стели свои перины,
Облей духами пышную кровать.
Ведь нынче ты справляешь амэнины
И мой черед настал тебя поцеловать.


МЯСОЕДОВСКАЯ УЛИЦА

Есть у нас в районе Молдаванки
Улица обычная, друзья,
Старенькие дворики подметают дворники,
Чтоб сияла улица моя.

Припев:

Улица, улица, улица родная,
Мясоедовская улица моя!
Улица, улица, улица родная,
Мясоедовская милая моя!

Здесь живут порядочные люди.
Никто здесь не ворует и не пьет.
Если вы не верите, можете проверить,
Улицу родную я сберег.

Есть на этой улице больница,
Все ее Еврейскою зовут.
Я желаю вам, друзья,
Не бывать там никогда, —
Пусть ваши враги туда идут.
Были годы, здесь бродил Утесов,
Под гитару песню пел свою.
А когда он создал джаз,
То исполнил первый раз
Песенку про улицу мою.

Предложили мне сменить квартиру
С чудным видом на Москва-реку.
Я согласен на обмен,
Но прошу учесть момент,
Только вместе с улицей моей.

Мишку тут Япончика все знали,
Хотя на Мясоедовской не жил.
Прошлое ушло давно,
Но все знают все равно,
Что он по этой улице ходил.

(Существуют разные варианты текстов. — Ред.)


1 «Salve» в переводе с лат. — «Привет». (В некоторых одесских парадных, на полу при входе, до сих пор сохранилась такая надпись.) В те времена это были единственные папиросы с фильтром.

2 Сумской улицы в Одессе не было, а была она в Харькове. И в «Гамбринусе», как утверждает А. Розенбойм, песни не пели.

3 Здесь и далее цитируется очерк А. Розенбойма «Ужасно шумно в доме Шнеерсона».

4 Александр Сидоров — журналист, филолог, исследователь истории, жаргона, субкультуры уголовно-арестантского мира.
Ответить с цитированием