Показать сообщение отдельно
  #2  
Старый 26.10.2008, 19:06
Аватар для haim1961
haim1961 haim1961 вне форума
Администратор
Ветеран форума
 
Регистрация: 29.01.2008
Адрес: Израиль.г Нетания
Сообщений: 2,150
По умолчанию

Е.З.: У вас имеется коллекция русского шансона. Расскажите, пожалуйста, о ней – какая запись попала к вам первой, каков принцип собирания вами шансона?

В.С.: Мою домашнюю фонотеку нельзя назвать коллекцией. Первыми из русского шансона в ней появилось несколько грампластинок и магнитофонных кассет, приобретённых мною в конце 80-х, когда Апрелевский завод грампластинок выпустил прежде не издававшиеся у нас или давно не издававшиеся записи А. Вертинского, Л. Утёсова, П. Лещенко, К. Сокольского, А. Северного, М.Шуфутинского и когда в бытовых студиях магнитозаписи и музыкальных киосках появились «подпольные» и зарубежные записи В. Высоцкого, А. Северного, В. Шандрикова, А. Димитриевича, В. Токарева, А. Розенбаума, А. Новикова, А. Днепрова, Г. Диманта, М. Гулько, М. Шуфутинского, Л. Успенской, А. Могилевского, В. Медяника… Как искусствовед-аналитик я стремился не к полному коллекционированию всего, что связано с творчеством того или иного автора-исполнителя, а к антологической выборке лучшего и особенного от каждого из них. Поэтому, несмотря на то, что в моей фонотеке русского (и не только) шансона всего около 2000 альбомов, она охватывает порядка пяти сотен имён. Кроме того, я собираю литературу и высказывания о русском шансоне. Могу провести маленькую викторину на тему: «Кому принадлежат следующие определения русского шансона?»

1. «Шансон – это переводные картинки нашей жизни. Они – как окошки в нашем букваре истории».
2. «Жанр шансона всеяден и всеобъемлющ. Он представляет собой гремучую смесь из возвышенных и пошлых песенных жанров: от блатняка до жестокого романса и советской эстрады. Плюс КСП, чтение стихов под гитару в духе Галича и много чего ещё».
3. «Русский шансон» – совдеповская попса, в её самом убогом варианте. Почему-то под другим именем… НЕТ никакого «русского шансона», есть два АБСОЛЮТНО разных стиля: блатная музыка и «попса».
Ответ: Первое определение принадлежит поэтессе Ольге Павловой, долгое время ведущей передачи «Кафе-шансон» на «Радио Шансон», к тому же – супруге известного шансонье Анатолия Днепрова. Второе – программному директору «Русского радио – 2» Дмитрию Широкову. А третье – не скажу, кому… Заходите на сайт «Классика русского шансона» [Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации] и изучайте опубликованные на нём статьи и интервью, а также материалы дискуссий форума.

Е.З.: Есть ли у вас данные о крупных коллекционерах шансона?


В.С.: Есть уникальные коллекционеры, собирающие и обрабатывающие мастер-записи и первые копии, составляющие огромные каталоги. Отдельные коллекционеры открывают свои сайты, а некоторые предпочитают оставаться в тени. Бывает и так, что находят полные холодильники пересохших и осыпающихся бобин, успевают переписать их на новые звуконосители, затем очищают записи, сравнивают, устанавливают подлинность, правильный состав и порядок записей, каталогизируют их, некоторые издают. Например, А. Даниленко из Новосибирска – фактически создатель домашнего музея русского шансона и бардовской песни. Москвич С. Чигрин – руководитель фонда «Русский стиль». Челябинец В. Золотухин – администратор сайта Blatata.com. Житель Анапы А. Хекало, киевлянин И. Ефимов и питерец Д. Петров – исследователи блатного фольклора и «подпольных» записей 60-х – 70-х гг. А. Бархатов из Москвы – генеральный продюсер компании «ВОСТОК-ИНФОРМ». Питерец В. Окунев собирает материалы для музея питерского шансона. Москвичи Петраков, Силкин, Волокитин, Крылов, Олег из Нижнего Новгорода и Ефим из Самары накопили немало раритетных записей.
Обширные фонотеки русского шансона и смежных творческих течений созданы программными директорами FM-радиостанций «Радио Шансон» в Санкт-Петербурге, Москве и Калининграде, «Радио Петроград – Русский шансон». Таких радиостанций действует уже более ста.

Е.З.: Ваши приоритеты в шансоне – любимые авторы и исполнители.

В.С.: Я не являюсь фанатом каких-то отдельных авторов-исполнителей или групп. Мне вообще больше песен нравится, чем не нравится. Однажды я составил «иконостас» мэтров и звёзд русского шансона, в нём оказалось около 60 имён. Из них мне больше всего по вкусу шансонное творчество Л. Утёсова, Петра Лещенко, М. Бернеса, А. Димитриевича, В. Высоцкого, Дины Верни, Славека Вольнего, А. Беррисона, М. Гулько, В. Токарева (кроме любовной лирики), К. Беляева, Г. Диманта, ансамбля «Братья Жемчужные», Б. Давидяна (Боки), раннего А. Розенбаума, В. Сорокина, Ю. Брилиантова, А. Новикова, Е. Амирамова (лучшее), В. Медяника, М. Шелега (не всё), М. Круга, И. Кучина, В. Асмолова (не всё), Т. Кабановой, С. Наговицына, И. Германа, В. Гагина, С. Трофимова (Трофима), М. Фрейдкина, Ю. Куплетного, О. Алябина, В. Куземы (не всё), Г. Заречного, группы «Ля Минор», да многих ещё…

Е.З.: Сейчас возникает множество журналов по шансону, специальные радиостанции, популяризирующие шансон…


В.С.: Процесс этот начался в 1991 году в связи с проведением первых фестивалей русского шансона в Москве, Ленинграде и Свердловске. В 1992 году записи Аркадия Северного впервые прозвучали в России на радио «Эхо Москвы», годом позже несколько передач о русском шансоне провёл на питерском телевидении М. Шелег, в 1994 году в эфир начала выходить опять-таки в Питере передача А. Фрумина «Ночное такси», которая повлияла на формирование терминологии шансоноведения. Но подлинный бум русского шансона в эфире начался в 2000 году с открытием радиостанции «Шансон» в Москве и её дочерних радиостанций во многих городах страны. А в прошедшем 2004 г. состоялись подряд первые выпуски сразу четырёх журналов о русском шансоне: в Ростове-на-Дону – «Шансонье», в Николаеве на Украине – «Шансон+», в Санкт-Петербурге – «ШансоньеР», в Москве – «Шансон – Вольная песня» (фактически это международный «глянцевый» журнал) и ещё в Москве – журнала о бардовской песне и городском романсе «Люди и песни».

Е.З. Вы затронули вопрос терминологии шансона. Какие основные термины вы имеете в виду?


В.С. Я расположу их по широте охвата песенного материала так: «блатная песня – блатняк – русский шансон – шансон по-русски – мировой шансон». Блатные песни, по определению И. Ефимова и К. Клинкова, это песни на воровскую тематику, бытующие в соответствующей среде (найдите их статью на сайте “Блатной фольклор” [Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]). «Блатняк» – более широкое понятие, включающее песни не только воровского мира, но также все криминально-маргинальные песни о тех, кто «неправильно» живёт (пьяницы, наркоманы, проститутки, бродяги, нищие, беспризорники и т.п.). Русский шансон – ещё более широкое понятие, так как это песни «за жизнь» всех слоёв русскоязычного населения, не только маргинальных. Ну а мировой шансон – содержательные, сюжетные, «жанровые» песни многих творческих течений, основанные на национальном городском песенном фольклоре. О таком шансоне в России иногда говорят: «шансон по-русски», имея в виду, что он может быть по-английски, по-немецки, по-польски и т.д. Перенос слова «шансон» в русскоязычную песенную культуру оказался необходим в связи с выходом из «подполья» так называемого «блатняка», сначала как его эвфемизм, а затем со словом «русский» – для обозначения всего творческого течения. При этом изменилось содержание термина, которое обратному переходу на французский не подлежит (французы недоумевают, когда слышат словосочетание «французский шансон»).
Авторов-исполнителей русского шансона называют «шансонье», их музыкантов – «шансонистами», любителей и функционеров – «шансонниками», «шансонщиками», «шансоновцами», «народом шансона», знатоков и исследователей – «шансоноведами». Но применение этих производных ещё не устоялось.

Е.З.: Совокупность каких черт личности может создать крупного шансонье?

В.С.: Творчество шансонье, впрочем, как и бардов, синкретично, то есть они сами сочиняют песни, подбирают мелодии и исполняют их. Конечно, с разной степенью вовлечённости в творческий процесс. Так, например, Иван Кучин или Владимир Козырев самостоятельно выполняют все стадии создания песен вплоть до сведения партий и мастеринга записей. Есть преимущественно поэты-исполнители, как например, Е. Амирамов и В. Асмолов, есть композиторы (С. Коржуков, И. Слуцкий) и музыканты-исполнители (к примеру, Ю. Куплетный, В. Никитин), есть исполнители-артисты, но все они отличаются тем, что творчески ведут весь процесс создания песен и песенных альбомов, получая в них отпечаток своей личности. И это многократно повышает интерес слушателей к шансонным записям. Люди ведь чувствуют формализм или завышенные эмоции в исполнительстве. Так вот – хорошее чувство шансонной поэзии, плюс способности мелодиста, плюс чувство необходимости и достаточности в создании аранжировок, плюс привлекательный, узнаваемый голос и владение интонационным искусством – необходимые творческие черты личности шансонье. Синтез этих черт, дополненный крепкой гражданской позицией, даёт качественную индивидуальность, неповторимость каждого из них, у некоторых результат настолько самобытен и ярок, что их песенные записи становятся широко востребованными в народе и любимыми. Творчество шансонье некорректно рассматривать по частям – отдельно поэзию, отдельно музыку, отдельно голос и т.д. без учёта влияния других компонентов на эту часть. И нужно целостно подходить к оценке их произведений.

Е.З.: Сценический облик каких шансонье вам импонирует?

В.С.: Мне нравится, как выступают Александр Новиков, Александр Розенбаум, Михаил Шуфутинский, Любовь Успенская, Григорий Лепс, Сергей Трофимов, Михаил Шелег, Александр Маршал, Катя Огонёк, Екатерина Голицына. Но если говорить о природном артистизме, то он налицо у питерских артистов Татьяны Кабановой и Вальдемара ибн Кобози, московских шансонье Анатолии Днепрове и Владимире Утёсове (внуке того самого, великого), эстрадной певицы Виктории Цыгановой. В целом исполнители русского шансона уступают эстрадным звёздам по своему сценическому облику, но берут своё за счёт авторской интонации, особенно когда содержание песен ассоциируется с личностью исполнителя. Но есть и немало авторов-исполнителей русского шансона, которых редко кто видел на сцене. Это, к примеру, Аркадий Северный и Владимир Шандриков, Михаил Гулько, Иван Кучин, Петлюра (Юрий Барабаш), Илья Словесник, Вадим Кузема, Владимир Бочаров, что не мешает им быть популярными в народе. Мы различаем шансон народный и эстрадный, хотя между ними и нет непроходимого барьера, они – как сообщающиеся сосуды. Первый откровенен – это «вольная песня», второй – приглажен по языку, по музыке, по манерам исполнения и сценической подаче, он близок к академизированному эстрадному стилю и отчасти к русскому року. Что касается шансона народного, то здесь критерии внешнего облика исполнителей вторичны, здесь хороши и обрякший Михаил с мешками под глазами, и чопорный Виктор в широкополой шляпе с выглядывающей из-под неё косичкой, и толстуха Катя с вываливающимся из декольте бюстом, и малоподвижный Владимир в неизменных чёрных очках, и перекошенный Дёма с помятым после вчерашнего бодуна лицом, и лопоухий Вячеслав с баяном, и другие типажи «людей из народа». И поётся народный шансон не на большой сцене, а во дворах, у костров, в дружеских компаниях, на вечеринках и застольях, в ресторанах и кафе, там, где не так много людей и где создаётся непринуждённая, неофициозная атмосфера. У русского шансона иная природа массовости, чем у эстрадной песни, каждый слушает и поёт его для себя, и только когда множество людей собирается вместе, может обнаружиться массовость таких песен как «Таганка», «Шаланды, полные кефали…», «Владимирский централ», «Я куплю тебе дом…» и других любимых песен россиян, ничуть не уступающих шедеврам других песенных стилей.

Е.З.: Кто из исследователей, по вашему мнению, был первооткрывателем русского шансона?

В.С.: До того, как назвать первого исследователя русского шансона, считаю нужным упомянуть В. Бахтина, А. Синявского (Абрама Терца) и Р. Фукса. Владимир Соломонович Бахтин начал собирать народный и лагерный фольклор с 1946 года, в 1994 году вместе с Б.Н. Путиловым выпустил книгу «Фольклор и культурная среда ГУЛАГа». Андрей Донатович Синявский известен своей статьёй «Отечество. Блатная песня». Рудольф Израилевич Фукс начал записывать пение Аркадия Северного с 1963 года, именно он своей режиссурой создал его образ «блатного» одесского певца, он же связал его записи с шансонетками, возможно, тем самым предопределив в будущем появление словосочетания «русский шансон». Сейчас он живёт попеременно в Нью-Йорке и Санкт-Петербурге, грозится выступить с книгой воспоминаний, часть из которых была опубликована в начале 80-х в «Новом Русском Слове» под общим названием «Записки коллекционера магнитиздата».
С 90-х годов в Питере начал свою исследовательскую деятельность при консультировании В.С. Бахтина известный шансонье Михаил Шелег, изучавший творчество и биографию А. Северного. Первая статья была им опубликована в 1994 году, а в 1996-м он выпустил монографию «Аркадий Северный: Две грани жизни», которую дополнил историческим введением и текстами песен, исполнявшихся Северным. Сейчас это исследование кажется недостаточным, но именно ему принадлежит честь быть первооткрывателем шансоноведения. Недавно Шелег подготовил ещё не изданную «Поэтическую антологию русского шансона», в которой собрал стихи 37 авторов-исполнителей, дал их краткие биографии и аналитическое сопровождение.
см. продолжение
__________________
"МИР НА ФОРУМЕ"


Ответить с цитированием