Показать сообщение отдельно
  #1  
Старый 05.04.2009, 21:11
Аватар для haim1961
haim1961 haim1961 вне форума
Администратор
Ветеран форума
 
Регистрация: 29.01.2008
Адрес: Израиль.г Нетания
Сообщений: 2,152
По умолчанию Из истории вальса "На сопках Маньчжурии"

Автор Николай Кружков.
По материалам сайта "Виртуальная Ретро Фонотека".
[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]

Из истории вальса
"На сопках Маньчжурии"


На сопках Маньчжурии
Муз. И. Шатрова

[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]
Вальс
Оркестр
(17109 - 1949 г.)

[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]
Автор слов на пластинке не указан
О
ркестр

(11842
- 1944 г.)

[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]
(Вариант)
Хор Московской областной филармонии
Художественный руководитель В.Соколов
В.Шашин и А.Зуев (баяны)
(30052
- 1958 г.)

[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]
Автор слов П.Шубин
Оркестр студии под управлением Ан.Бадхена

(1891 - 1958 г. Местная промышленность)
А вот еще одна история об эволюции песни, которая уже не так забавна. Скорее даже напротив - она грустна и, на первый взгляд, вообще кажется удивительной. Явление, ставшее причиной этого, довольно известно и часто встречается в музыкальной жизни. Я говорю об уже знакомой читателям теме "превращений", когда постепенная трансформация музыкального произведения, происходившая в ходе роста числа его интерпретаций, полностью меняла не только форму, но и смысл этого произведения. При этом наиболее впечатляющей является разница между двумя крайними звеньями этой эволюционной цепи, особенно при условии, что ее промежуточные звенья находятся вне поля зрения.
Взять, например, историю одного из самых красивых российских вальсов "На сопках Маньчжурии". Вообще, весьма часто случалось, что на мелодии красивых вальсов писались слова. Как правило, в дискографиях они значились как "народные". Вспомним, например, "Амурские волны" в исполнении ансамбля песни и пляски ВМФ, "Дунайские волны" Утесова и так далее. Как правило замечаешь, что там менее удачные тексты как бы натягивались на музыку, для которой они писались. Объяснением этому может служить разбор этимологии музыкальных тем советских вальсов - как правило в их основе лежали более старые мелодии, исходные тексты которых явным образом наследовали родовые признаки дореволюционного мещанского романса - неизменную вычурность, эстетскую надрывность, идеализированность тематики. Эти тексты, в последующем, либо изменялись так что бы, они не противоречили канонам советского песенного жанра, либо просто не исполнялись, как несоответствующие духу времени. Для советской песни это "явление переноса" сопоставимо по значению с "явлением переноса" из допушкинского периода в русской поэзии - именно усилиями советских авторов песня перестала быть привилегией того или иного сословия и стала песней массовой, бытовой, понятной и доступной всем и каждому.
А что же касается вальса "На сопках Маньчжурии", то наверняка, каждый из читающих эти строчки сходу может вспомнить для себя пару-другую запомнившихся с детства текстов, особенно из тех, которые было принято негромко исполнять после отбоя в пионерских лагерях, да и то лишь строго при условии отсутствия старших (хотя в последнее время таких куплетов уже не гнушаются и юмористы на эстраде). Мало кто знает, да скажем прямо - никто практически не знает, какими были настоящие слова этого вальса, под который танцевали наши дедушки и бабушки, какую смысловую нагрузку они первоначально несли. Началом для этого изыскания послужило когда-то письмо Александра Мельникова. "Эта песня была написана после русско-японской войны - войны бездарно проигранной. Она посвящена русским солдатам, погибшим, по сути, зря (как тогда говорили, война началась "из-за дров", т.е. концессий на добычу леса). Поэтому и содержание текстов соответствующее" - написал он. К письму прилагались и сами тексты - один дореволюционный, другой уже советский.
Как несложно понять, в исполнении Ивана Козловского прозвучал первый вариант, хотя и с немного иными словами. Например "кровавая тризна" - это все таки слишком круто, даже если принять во внимание состояние исторического момента (а про "кровожадность" русского народа мы наслушались уже вдоволь!). Кроме того, политика и подлинное искусство несовместимы.
В 1945 году поэтом-фронтовиком Павлом Шубиным был написан еще один стихотворный тест на музыку Ильи Шатрова. Идею текста навеяли бои Красной армии с войсками милитаристской Японии. Этот текст можно считать наименее известным, тем более удивительно что запись вальса сохранилась в грамзаписи. В 2007 году эта, ранее неизвестная исследователям запись, была сделана Константином Вершининым с пластинки Артели "Пластмасс" под номером 1891. Запись песни в исполнении П.Т.Киричека датируется 1958 годом.

На сопках Маньчжурии
(Дореволюционный вар.)

Спит гаолян,
Сопки покрыты мглой...
На сопках Маньчжурии воины спят,
И русских не слышно слез...

Страшно вокруг,
Лишь ветер на сопках рыдает
Порой из-за туч выплывает луна,
Могилы солдат освещает.

Белеют кресты
Далеких героев прекрасных.
И прошлого тени кружатся вокруг,
Твердят нам о жертвах напрасных.

Средь будничной тьмы,
Житейской обыденной прозы,
Забыть до сих пор мы не можем войны,
И льются горючие слезы.

Героев тела
Давно уж в могилах истлели,
А мы им последний не отдали долг
И вечную память не спели.

Так спите ж сыны,
Вы погибли за Русь, за Отчизну.
Но верьте еще мы за вас отомстим
И справим кровавую тризну.

Плачет, плачет мать родная
Плачет молодая жена,
Плачет вся Русь, как один человек
Злой рок и судьбу кляня...


Цитируется по альбому "Митьковские песни"
На сопках Маньчжурии
А.Машистов

Ночь подошла,
Сумрак на землю лег,
Тонут во мгле пустынные сопки,
Тучей закрыт восток.

Здесь, под землей,
Наши герои спят,
Песню над ними ветер поет и
Звезды с небес глядят.

То не залп с полей долетел -
Это гром вдали прогремел. 2 раза
И опять кругом все так спокойно,
Все молчит в тишине ночной.

Спите, бойцы, спите спокойным сном,
Пусть вам приснятся нивы родные,
Отчий далекий дом.

Пусть погибли вы в боях с врагами,
Подвиг ваш к борьбе нас зовет,
Кровью народной омытое знамя
Мы понесем вперед.

Мы пойдем навстречу новой жизни,
Сбросим бремя рабских оков.
И не забудут народ и отчизна
Доблесть своих сынов.

Спите, бойцы, слава навеки вам!
Нашу отчизну, край наш родимый
Не покорить врагам!

Ночь, тишина, лишь гаолян шумит.
Спите, герои, память о вас
Родина-мать хранит!

Цитируется по книге: "Старинные вальсы, романсы и песни. Песенник" - Составитель Е. Б. Сироткин. Л., "Советский композитор", 1987.
На сопках Маньчжурии
П.Шубин

Меркнет костер,
Сопки покрыл туман.
Легкие звуки старого вальса
Тихо ведет баян.

С музыкой в лад,
Припомнил герой-солдат
Росы, березы, русые косы,
Девичий милый взгляд.

Там, где ждут сегодня нас,
На лугу в вечерний час,
С самой строгою недотрогою
Танцевали мы этот вальс.

Вечера свиданий робких
Давно прошли и скрылись во тьму...
Спят под луною маньчжурские сопки
В пороховом дыму.

Мы сберегли
Славу родной земли.
В битвах жестоких мы на Востоке,
Сотни дорог прошли.

Но и в бою,
В дальнем чужом краю,
Припоминаем в светлой печали
Родину-мать свою.

Далека ах, далека
В этот миг от огонька.
В ночи хмурые из Маньчжурии
Уплывают к ней облака.

В темный простор,
Мимо ночных озер,
Легче, чем птицы, выше границы
Выше сибирских гор.

Покидая край угрюмый,
Летят за нами в радостный пусть
Все наши самые светлые думы,
Наша любовь и грусть.

Меркнет костер,
Сопки покрыл туман.
Легкие звуки старого вальса
Тихо ведет баян.

Цитируется по грамзаписи на пластинке Артели "Пластмасс" № 1891

Серьезную помощь в работе над текстом истории вальса оказал Александр. К сожалению я своевременно не уточнил его фамилию, но надеюсь он откликнется и позволит мне исправить допущенное недоразумение. Благодаря переписке с ним материал приобрел законченную форму. Отдельную признательность хочется высказать самарскому краеведу А.Н.Завальному, оказавшему неоценимую помощь в поиске материалов о самарском периоде жизни И.Шатрова.

Наш Вальс.

Автор вальса «На сопках Маньчжурии», русский армейский дирижер Илья Алексеевич Шатров (1879— 1952), родился 1 апреля 1879 года в семье мещанина (по другим данным - купца) города Землянека Воронежской губернии. Рос он в семье многочисленной, дружной и музыкально одаренной. С детских лет мальчик впитывал бесхитростные народные мотивы и играл на различных народных инструментах. Профессиональным музыкантом стала его двоюродная сестра Елена Михайловна Фафинова-Шатрова, певшая на сцене ГАБТ СССР (1936—1949), а затем воспитывавшая вокалистов в Доме культуры имени И.В.Курчатова.
Фото из статьи
"Известные павлоградцы: Илья Шатров".
Газета "Павлоградские новости" от 5 Августа 2004
После смерти отца в 1893 году Илья воспитывался во взводе трубачей Гродненского гусарского полка. В 1900 году он заочно закончил Варшавский музыкальный институт и получил звание военного капельмейстера. С 1903 года И.А.Шатров служил капельмейстером 214-го Мокшанского пехотного полка в Златоусте. Часы досуга он проводил в кругу местных музыкантов-любителей, пробовал свои силы в композиции. Вернувшись на Урал после маньчжурских боев, Шатров создал прославившее его музыкальное произведение — вальс «На сопках Маньчжурии».
В те годы появилось много произведений, навеянных дальневосточными событиями. Это были песни о подвиге крейсера «Варяг» (среди прочих на эту тему откликнулся инженер-генерал Цезарь Кюи), «Героический подвиг» А. Таскина, «Молитва о победе», «Гибель Рюрика», «Памяти вице-адмирала Макарова», марш «Порт-Артур» и «От павших твердынь Порт-Артура» А. Данилевского, «На Байкале» В. Катанского, «Забайкальский вальс» В. Бекнера и другие.
Музыканты вместе с армией переносили все тяготы войны, принимали непосредственное участие в боях. О героизме музыкантов свидетельствовали списки награжденных. Капельмейстеры русской армии не имели офицерских чинов, большинство из них были вольнонаемными, и, по уставу, награждались медалями. Но в виде исключения за служебные или боевые заслуги некоторые из них были пожалованы гражданскими чинами, соответствующими офицерским, и награждены орденами.
По объявлении мобилизации 1 июня 1904 г. Мокшанский полк развернулся в полевые пехотные полки - 214-й Мокшанский (54-й дивизии) и 282-й Черноярский (71-й дивизии). В 214-м Мокшанском полку числилось: 6 штаб-офицеров, 43 обер-офицера, 404 унтер-офицера, 3548 рядовых, 11 конных ординарцев и 61 музыкант. В феврале 1905 г. полк участвовал в кровопролитных боях под Мукденом и Ляояном. Мокшанцы одиннадцать суток не выходили из боев, удерживая свои позиции. На двенадцатый день японцы окружили полк. Силы оборонявшихся были на исходе, заканчивались боеприпасы. В этот критический момент в тылу у русских заиграл полковой оркестр, которым дирижировал капельмейстер Илья Алексеевич Шатров. Сменяли друг друга марши. Музыка придавала солдатам силы, и кольцо окружения было прорвано.
Полк был практически уничтожен, уцелели 7 музыкантов, награжденных впоследствии Георгиевскими крестами, почетными серебряными трубами. Капельмейстер И.А.Шатров за «отлично-усердную службу присвоенной обстановке» летом 1904 года был награжден серебряной медалью «За усердие» для ношения на Аннинской ленте, а зимой 1904/05 года «за разновременные отличия против японцев» был отмечен (вторым из военных дирижеров в России), офицерским орденом — Станислава третьей степени «с мечами» (По другой версии - 1-ым).
8 мая 1906 года Мокшанский полк вернулся на Урал. Летом 1906 года в г.Златоусте Шатров создал первую редакцию своего вальса. Он приобрел пианино и занимался музицированием, сочинением военной музыки и музыкальной лирики. Был вхож в местный музыкальный кружок, который собирался на квартире священника привокзальной церкви, большого любителя музыки Лавра Фенелонова. Об этом позже поведала Евгения Чертополохова, которая была одной из первых, слышавших вальс «На сопках Маньчжурии» в авторском исполнении. Шатров посвятил вальс своим погибшим друзьям и создал первую версию "На сопках Маньчжурии", название которой было "Мокшанский полк на сопках Маньчжурии". Вскоре этот вальс стал известен не только в России, но и за ее пределами. В пору написания вальса Илье Алексеевичу Шатрову было 27 лет.
После волнения мокшанцев с 18 сентября 1906 года до расформирования в июле 1910 года Мокшанский полк был передислоцирован в Самару. Здесь Шатров сдружился с педагогом, композитором и нотоиздателем Оскаром Филипповичем Кнаубом (1866—1920), который оказал начинающему композитору серьезную помощь в завершении работы над вальсом и его последующем издании. В июне 1907 года ноты вальса И. Шатрова «Мокшанский полк на сопках Маньчжурии» уже продавались в магазине дешевых изданий О.Кнауба.
В Самаре и состоялось первое исполнение вальса полковым оркестром. Это произошло в саду городской усадьбы (Струковском саду). Однако самарская публика вальса не приняла - провинциалы молча разошлись, не утруждая себя аплодисментами.
29 апреля 1908 года газета "Городской вестник" по этому поводу писала: "В Струковском саду с 24 апреля играет оркестр квартирующего в Самаре мокшанского полка, под управлением капельмейстера Шатрова, который по-видимому задался целью устранить из играемых оркестром музыкальных произведений бравурных пьес, с непременным участием громыхающего турецкого барабана и трескотней медных тарелок. Публика, приученная к бравурному строю всевозможных попурри, молча встретила игру оркестра, хотя разыгрываемые пьесы были разработаны довольно солидно и добросовестно."
И. А. Шатров (1906 год).
фото из статьи
"На На сопках Маньчжурии".
(Л.Еремина, Г.Еремин)
Музыкальная жизнь, 1980
Однако уже через год вальс был тепло оценен и принят публикой: тиражи нот (а с 1910 года и граммофонных пластинок) значительно превзошли тиражи других модных вальсов. Популярность его была чрезвычайно высока. Только за первые три года после написания вальс переиздавался 82 раза. Граммофонные пластинки с написанной Шатровым музыкой выпускались огромными тиражами. За границей этот вальс даже назвали «национальным русским вальсом». Только в дореволюционные годы на популярную мелодию было написано несколько вариантов текста. Наибольшее распространение получили стихи, написанные Степаном Скитальцем:

Тихо вокруг, сопки покрыты мглой,
Вот из-за туч блеснула луна,
Могилы хранят покой.
Белеют кресты – это герои спят.
Прошлого тени кружат давно,
О жертвах боёв твердят.
Тихо вокруг, ветер туман унёс,
На сопках Маньчжурии воины спят
И русских не слышат слёз.
Плачет, плачет мать родная,
Плачет молодая жена,
Плачут все, как один человек,
Злой рок и судьбу кляня!…
Пусть гаолян вам навевает сны,
Спите герои русской земли,
Отчизны родные сыны.
Вы пали за Русь, погибли вы за Отчизну,
Поверьте, мы за вас отомстим
И справим кровавую тризну.

Некоторые издания вальса сопровождались авторскими ремарками к музыкальным фразам: «Грустно» или «Разговор осиротелых женщин», «Разговор солдат». А за ремарку «Гнев солдат» кавалера ордена Станислава вызывали в полицейский участок.
Благодаря помощи О.Кнауба Шатров выпускает свой второй вальс — «Дачные грезы», тема которого была навеяна автору его увлечением семнадцатилетней девушкой Александрой Шихобаловой. К 1911 года тираж этого вальса был успешно распродан.
И вальс «На сопках Маньчжурии», отразивший настроения тяжелого военного времени, и «Дачные грезы», продолжавшие традиции русского бытового вальса и воплощавшие мирную идиллическую картину, уступали, быть может, модным в те времена вальсам О. Кнауба в техническом мастерстве, «гладкости» формы. Но, в отличие от вальсов Кнауба, вальсам Шатрова была свойственна ярко народная характерная мелодика. Это и делало их приметными, запоминающимися.
1910 год стал драматическим для капельмейстера. Мокшанский полк был расформирован. Умерла любимая. Рушились одна за другой романтические надежды на будущее. Все это сказалось в сочинении И. Шатрова «Осень настала» (опубликован 1911 г.) на слова Я.Пригожего.
Шумный успех первых сочинений показал начинающему композитору, что у популярности есть и оборотная, менее приятная, сторона. Ему пришлось столкнуться с тем, что в наши дни принято называть "пиратством" в отношении его интеллектуальной собственности. Случилась и попытка привлечь И.Шатрова к суду. 18 декабря 1910 года газета "Голос Самары" отреагировала на это событие издевательским фельетончиком, подписанным псевдонимом "Игла". Дабы показать читателю всю степень трагичности положения молодого композитора я привожу этот фельетон полностью. Надо сказать, что подлинную фамилию его автора (иногда это бывает возможно по псевдониму) установить до настоящего времени не удалось.


смотри продолжение:
__________________
"МИР НА ФОРУМЕ"


Ответить с цитированием