Показать сообщение отдельно
  #5  
Старый 01.08.2009, 12:56
Аватар для haim1961
haim1961 haim1961 вне форума
Администратор
Ветеран форума
 
Регистрация: 29.01.2008
Адрес: Израиль.г Нетания
Сообщений: 2,150
По умолчанию

Пластинки-заики
Из записок коллекционера магнитиздата

Безусловно, прародителем современных русских бардов и менестрелей следует считать Александра Вертинского. Эмигрировав в 1920 году из России и пройдя тернистый путь артиста-эмигранта, он разнёс по всему миру славу русских песен, романсов, баллад, фольклора. Его пластинки выпускались многими фирмами почти всех европейских стран, в Соединенных Штатах, Китае, Австралии, Канаде.
Ближе всех к. России находилась граммофонная фирма «Беллакорд», выпускавшая свои пластинки в свободной Латвии. Начиная с середины 20-х годов и до самого конца 30-х фирмой создана замечательная коллекция из произведений, записанных такими прекрасными исполнителями, как Петр Лещенко, Константин Сокольский, Донцовы. Неплюев, Алла Баянова, Мия Побер, Бурлак, Юрий Марфеси.
Петр Лещенко по образованию учитель, закончил Гражданскую войну в рядах Белой Армии еще совсем молодым человеком. Волею судеб он оказался в Румынской Бессарабии, где благодаря своему чудесному драматическому тенору начал зарабатывать на жизнь пением в ресторанах. Через некоторое время он перебрался в Ригу, где выступал на эстраде, постепенно завоёвывая все большую популярность. У меня в коллекции долгое время хранилась пожелтевшая вырезка из рижской газеты тех лет.
На ней изображен молодой Петр Лещенко в русском расписном кафтане в момент исполнения одной из своих песен. Надпись под фото гласила: «Любимец публики – Пётр Лещенко». Первая пластинка, которую напел П. Лещенко для рижской фирмы "Беллакорд" была записана в сопровождении баяна и называлась "Русые Косы".
Лещенко по праву может считаться создателем совершенного жанра в эстрадной музыке, так называемого «Русского фокстрота». В этом ему в значительной степени помог талантливый русский композитор Оскар Строк, в то время тоже живший В Риге. Так появились замечательные, веселые, я бы даже сказал, бесшабашные фокстроты: "Моя Марусечка", "Блины", "Марфуша", «Лошадки» и многие другие. Но главный вклад 0скара Строка в эстрадную музыку – это, безусловно, целая коллекция знаменитых танго. И здесь имена П. Лещенко и О. Строка неразделимы, поскольку такие великолепные танго как "Мусенька, родная", "Татьяна", "Белочка"; "Студенточка", "Черные глаза", "Вино любви" и многие другие были написаны композитором специально для Лещенко с учетом его вокальных и исполнительских данных. Пластинки с записями этих прекрасных фокстротов и танго получали распространение во всем русскоязычном мире. Попадали они – пока еще в небольших количествах – и в Россию.
Лещенко пел не только танго и фокстроты. С большим успехом он исполнял русские народные песни и цыганские, записал и несколько блатных – таких как "Сашка", "Алеша-Косая сажень" и другие.
Блатными песнями больше увлекались другие талантливые певцы, пластинки которых выпускались фирмой «Беллакорд». Юрий Марфеси – баритон, известный еще до революции, эстрадный певец, напел "Я милого узнаю по походке" в настоящем одесском варианте; Донцовы исполнили "Люблю водку, люблю я пиво»; Константин Сокольский – "Мурку", "Гоп со смыком", частушку под гармошку. Все это несколько позже послужило некоторым "толчком" для создания Л. О. Утесовым своей "блатной серии песен", но уже на советских пластинках.
Вообще, творчество Утесова постоянно перекликалось с творчеством русских зарубежных эстрадных певцов, что нашло отражение в репертуаре утесовского оркестра. Он исполнил несколько танго Оскара Строка и песни П. Лещенко. "Синяя рапсодия", "У самовара я и моя Маша" советские любители музыки впервые услышали именно в его исполнении.
Вся эта музыкальная жизнь продолжалась вплоть до оккупации Латвии советскими войсками. Незадолго перед этим почти все музыканты и певцы разъехались из Риги по разным странам Европы и Америки. Фирма «Беллакорд» под названием "Рижский Государственный завод грампластинок" стала выпускать в основном латышские народные песни. Что же стало со всем великолепным наследием творчества русских зарубежных певцов? А вот тут-то и начинается самое интересное.
За несколько лет перед войной в. Ленинграде была создана так называемая «Экспериментальная фабрика, грампластинок», предназначавшаяся большей частью для того, чтобы выпускать музыку и песни из зарубежных и отечественных кинофильмов. Во главе ее стоял некто Заикин, хороший организатор и предприимчивый делец от музыки. Как только Красная Армия вошла в Ригу, он получил спецмандат и предписание: срочно забрать и доставить в Ленинград все матрицы и весь оставшийся нераспроданным тираж бывшей фирмы «Беллакорд». Заикин так и сделал. Почти все матрицы, за исключением единичных экземпляров, вывезенных самими артистами, попали в прессовочный цех «Экспериментальной фабрики», где с них срочно начали печатать пластинки. Спрашивается, для чего? Ведь весь этот репертуар был глубоко чужд советской идеологии. Во всех этих песнях, танго, фокстротах, романсах и частушках пелось о простых человеческих чувствах, переживаниях, надеждах и разочарованиях. В них не было ни слова агитки, они были далеко от какой-либо политики. Оказывается, весь этот срочно печатающийся тираж предназначался для личного пользования партийных чиновников и их семей, короче – для любого сорта крупных чинов. Пластинки выпускались без этикеток. Их заменяли кружочки из серебряной фольги, на которых приклеивали бумажные прямоугольнички с напечатанными на пишущей машинке названием песни и именем исполнителей. Причем возникала обнаруживаемая впоследствии коллекционерами неизбежная путаница, когда песни в исполнении Неплюева или Сокольского приписывались Лещенко или Вертинскому. Эти пластинки – по имени их создателя – назывались "заиками".
Позже, когда официальный контроль над матрицами, привезенными из Риги, несколько ослаб, работники прессовочного цеха начали печатать "заики" и для личного пользования, тайком вынося их с фабрики. Конечно, Заикин обо всем этом знал, но предпочитал смотреть на всю эту утечку «крамольного» репертуара сквозь пальцы. А поскольку перепадало кое-что и "органам", то и они закрывали на это глаза.
Тогда Заикин пустился "во все тяжкие". Стал печатать весь репертуар для тайной продажи. У него имелось много знакомых директоров магазинов, торгующих грампластинками, через которых наладился тайный сбыт нелегальной продукции. Для этой цели использовались этикетки, украденные на Рижском заводе грампластинок с латышскими названиями совершенно других произведений. За короткий промежуток времени Заикин стал очень 6огатым человеком, так же, как и директора магазинов, сбывавших его продукцию.
Когда «органы» решили, что "клиент созрел", они арестовали самого Заикина и всех его пособников, конфисковали все их имущество и тем самым обогатили "государство рабочих и крестьян" еще на несколько миллионов рублей. Тем более что рижские матрицы из-за усиленного употребления пришли в негодность. Заикин погиб в концлагере, а его "заики" с песнями, танго, фокстротами и романсами продолжают жить в народе и по сей день..
© Рувим Рублев
__________________
"МИР НА ФОРУМЕ"


Ответить с цитированием