Показать сообщение отдельно
  #8  
Старый 10.09.2009, 20:29
Аватар для haim1961
haim1961 haim1961 вне форума
Администратор
Ветеран форума
 
Регистрация: 29.01.2008
Адрес: Израиль.г Нетания
Сообщений: 2,150
По умолчанию



Сергей Вячеславович ТРОФИМОВ
он же Трофим (род. в 1966 г.) – один из самых оригинальных и самобытных современных авторов-исполнителей современной России, по популярности превосходящий многих раскрученных телевидением поп-звезд. Творчество Трофима не ограничивается рамками жанра русский шансон. Есть у него песни, написанные в стиле рок и блюз, также он сочинял музыку и тексты для эстрадных исполнителей. Хотя сам Трофим заявлял когда-то что “его идеология – рок-музыка” (Легенды русского шансона, с.141), он вряд ли может конкурировать с ведущими отечественными рок-звездами. Лучшие его вещи, на взгляд автора этих строк (который, впрочем, может быть субъективен) – именно те, которые близки к формату шансона и авторской песни.

Как говорит сам артист, “мои герои - это те, кому я пытаюсь сострадать. Мой персонаж - это простой, но с хитрецой, русский мужик. В нем всего поровну: и подлости, и святости. И от его имени я пою”.

О серии альбомов “Аристократия помойки”:

“Песни “Аристократия помойки” и “Вот и все...”, моя реакция на “перестройку” и все, за ней последовавшее. К сожалению, все еще жива мечта Ильича и кухарка по-прежнему управляет государством... А само название альбома — оно просто, что называется, “покатило” в народе, потому и переросло в серию…

Я не пишу блатных песен(3) . Блатняк — песня из-за “колючки”. Я часто выступал в местах, ие столь отдаленных, и знаю, что отсидевший человек про это петь не будет, да и на зоне в ходу другие песни. В своих же вещах меня интересовала не мелодика, а, прежде всего, текст, язык. Хотелось петь так, как говорит народ. Сама ткань разговорной речи — это сознание народа. Сейчас ведь не обращаются друг к другу: “сударь” или “почтеннейший”, а говорят: “Слышь, братан!” или “Эй, командир!”

Народный язык помогает мне, с одной стороны, создавать интересные образы, а с другой — вкладывать большую философию в простые речевые обороты”.

О современной русской братве и русском народе

“А ты что, считаешь теперешнюю братву чем-то серьезным? По большому счету, любое преступное сообщество — это группа людей, которые ни хрена делать не умеют и поодиночке они — никто. Вот и собираются в стаи, чтобы просто-напросто выжить. А поскольку это сообщество слабых людей, между собой они, как волки: кто первый оступился, того и растерзали. И нет там давно никаких “понятий”. Прав тот, у кого гранатомет круче.

...А вообще — это сложный вопрос социальной организации общества. Я считаю: каково государство, такова и мафия. Такие и крестьяне и такие же рабочие. Мне иногда кажется, что тот народ, который сейчас здесь живет, недостоин великой Русской державы. Не весь, конечно. Вот один мой приятель — кадровый офицер ГРУ, со слов которого написана песня “Аты-баты” — он до сих пор воюет за великую Россию. А не за нищенскую зарплату. Хотя, уйди он из армии в любое другое место, наверняка был бы богат” (Легенды русского шансона, с.148-150, 156-157).

У Трофима (особенно в цикле альбомов “Аристократия помойки”) довольно много песен, представляющих собой как бы живые картинки, иллюстрации к отдельным эпизодам из жизни русских обывателей эпохи дикого рынка (“Бьюсь как рыба”, “Про рекламу”, “Алкаш”, “Василий”, “ТВ-новости”, “Короче, дело к ночи”, “Иномарка”, “Гербалайф” “Вот, комедия какая…”, “Налоговый инспектор”, “Рыбалка”, “Горько!”, “Женушка” и др.) . Порой эти картинки забавные, порой печальные, но, чаще всего, грустные и смешные одновременно. Творчество этого автора трагикомично по своей сути (как, впрочем, и вся наша жизнь). Рядом с жанровыми зарисовками в альбомах Трофима соседствуют песни, так сказать, более общего, социально-философского плана. Тексты некоторых из них мы предлагаем вашему вниманию (если вы, конечно, с ними незнакомы).

Аристократия помойки
(альбом Аристократия помойки-1, 1995 г.)

Тушите свет, попёрло быдло кверху,

Как будто дрожжи кинули в дерьмо.

Россия открывает путь к успеху

Крутому и отвязанному чмо.



Наверно, зря жалел Деникин хамов -

Их надо было розгой да плетьми.

А вот теперь ни воинства, ни храмов,

И мается Россия их детьми.

Припев:

Аристократия помойки

Диктует моду на мораль.

Мне наплевать, а сердцу горько

И бьёт по печени печаль.

Когда жлобы на деньги коммунистов

Открыли банк Американ Экспресс,

Чекисты дали волю аферистам,

Имея свой бубновый интерес.

И в тот же час из общего болота

Попёрли, скинув лапти, “господа” -

Теперь они в порядке и в почёте

Гребут лаве из мутного пруда.

Припев.

Я не ищу наследственные связи,

Но хочется спросить в кругу друзей:

Я понимаю, что из грязи в князи,

Но где взять столько грязи на князей.

Какой народ, такие и бояре.

Так что ж теперь на зеркало пенять.

А вот за что попёрли государя -

Так тут умом Россию не понять.

Припев:

Аристократия помойки

Диктует моду на мораль.

Мне наплевать, а сердцу горько

И бьёт по печени печаль.

***

Моему другу
(альбом Аристократия помойки-2, 1996 г.)


Не понимаю, что со мной, но как-то, постепенно
Я начинаю привыкать к войне.
И за соседскою бедой мне главное, наверно,
Что смерть пришла сегодня не ко мне.

А на Руси в углу святом
Была икона Спаса.
И Бог как мог людей своих хранил,
Но мы впустили зверя в дом.
Я понял это ясно,
Когда вчера я друга схоронил.

От нашей жизни нынче на Руси
Становятся убийцами мальчишки,
И кто бы там чего не голосил,
Но это слишком, мужики,
Ей Богу слишком!

Мы в этой жизни все вконец
От денег ошалели.
Людская жадность - это как чума.
И наши души стали гнить
В позолоченном теле,
А в Божьем храме воцарилась тьма.

Сегодня всё пошло вразнос -
И вера и законы.
И даже власть теперь уже не власть.
И горько, горько мне до слёз,
Что нынче кон за коном
Лишь пиковая шваль ложится вмасть.

Что мы оставим после нас
В разрушенной державе
Помимо злобы в этих пацанах?
Они же, видя нашу жизнь,
Себя считают вправе
Жить на Земле, забыв про Божий страх.

Но это мы, а не они
Ввели порядок новый,
Который нам теперь не по нутру
И если не родит земля
Ни одного святого,
Откуда взяться на земле добру.

От нашей жизни нынче на Руси
Становятся убийцами мальчишки,
И кто бы там чего не голосил,
Но это слишком, мужики,
Ей Богу слишком!

***

Титаник
(альбом “Аристократия помойки-3. Девальвация”, 1998 г.)

Граждане, к чему такая паника,

Не хватайте женщин и детей.

Кто сказал, что все мы на “Титанике”?

Это бред последних новостей.

А вот куда мы все дрейфуем по течению,

Об этом знает лишь отважный капитан,

Но ко всеобщему большому сожалению

Наш капитан лежит в каюте в стельку пьян.

Граждане, уйдите с верхней палубы.

Шлюпок не осталось ни одной.

Их вчера со всеми причиндалами

Смыло набежавшею волной.

Зато внизу сегодня будут презентации,

Показы мод, ночное шоу и стриптиз,

А так же выборы, торги и демонстрации,

Короче, все, что пожелаете на бис.

Граждане, по курсу нету айсбергов,

Только Ивановы на пути.

Правда, если вдруг какая каверза,

Айсбергов легко всегда найти.

А то, что боцман говорил вам на собрании,

Что наш корабль не “Титаник”, а “Варяг”,

Так это он придумал в оправдание,

Чтоб водрузить на главной мачте красный флаг.

Граждане, кончайте мордобитие.

К нам уже на выручку плывёт

Во главе с авианосцем Клинтоном

Наш родной американский флот.

А значит будут продолжаться презентации,

Показы мод, ночное шоу и стриптиз,

А так же выборы, торги и демонстрации,

Короче, всё, что пожелаете на бис!

Внес Трофим свой вклад и военно-патриотическое направление русского шансона. Особенно много песен этого рода в альбоме 2000 года “Война и мир”. Вот две из них.

Аты – баты

Мои друзья - начальники, а мне не повезло:

Который год скитаюсь с автоматом.

Такое вот суровое, мужское ремесло

Аты-баты, аты-баты.

Афганистан, Молдавия и вот теперь Чечня

Оставили на сердце боль утраты

За всех кого не вывел из-под шквального огня.

Аты - баты, аты - баты.

Служил я не за звания и не за ордена.

Не по душе мне звездочки по-блату,

Но звезды капитанские я выслужил сполна.

Аты - баты, аты-баты.

Жена моя красавица оставила меня.

Она была ни в чем не виновата.

Ни дома, ни пристанища - какая там семья!

Аты - баты, аты - баты.

Россия нас не жалует ни славой, ни рублем,

Но мы ее последние солдаты.

А, значит, нужно выстоять, покуда не умрем.

Аты-баты, аты-баты

Аты-баты, аты-баты.

***



Вне закона


Запылился на полке парадный мундир,

Точит моль золотые погоны.

Нам досталась судьба защищать этот мир

Вне закона, вне закона.

Нынче древнее зло не боится креста,

Беспредел примеряет корону –

Значит каждый, в ком совесть поныне чиста,

Вне закона, вне закона.

На паркетных фронтах генералов не счесть,

Но в связи с театральным сезоном

В новой драме страны офицерская честь

Вне закона, вне закона.

Под оплаченный скрежет газетных писак

И чиновников всех эшелонов

Мы идём на заданье, где каждый наш шаг

Вне закона, вне закона

В этой нищей бесправной забитой стране,

Так похожей на общую зону,

Кто-то должен остаться в гражданской войне

Вне закона, вне закона.

Запылился на полке парадный мундир,

Точит моль золотые погоны,

Нам досталась судьба защищать этот мир

Вне закона, вне закона.


Конечно же, такого рода вещи не могут не нравиться нашим патриотам. Но есть у Трофима (особенно в позднем творчестве) песни, которые понравятся им гораздо меньше. “Там, там, там” - критический этюд о русском национальном характере, а песня “Тетя Соня” посвящена пресловутому “еврейскому вопросу”.
Там, там, там...
(альбом “Аристократия помойки-4. Основной инстинкт”, 2001 г.)


Мы – дети любви, пропавшие в дебрях

Дремучих славянских лесов

С крестом на груди, с повадками зверя

И с дерзостью бешеных псов.

Опричник и вор, святой да охальник,

Учитель да пьяный палач –

Трех коней гоним по лесу вскачь.

Мы верим в Христа, в счастливое завтра

И в лешего с Бабой-Ягой,

Жалеем слонов с далекой Суматры

И ближних пинаем ногой.

Мы терпим нужду, томимся богатством

И ищем потерянный след

В ту страну, где не бывает бед.

Припев:

Там,там,там вечное лето,

Там,там,там вольная жизнь.

Там Господь каждому даст конфету

И позовет в свой коммунизм.

Мы ценим других, читая некролог

У серой могильной плиты

И топчем живых – мол век наш не долог –

На всех не найдешь доброты.

Мы наших врагов венчаем на царство

И ждем благодати с небес:

Там потом будет не так, как здесь.

Припев.

***

Тётя Соня
(альбом “Ветер в голове”, 2004 г.).


Когда-то в Шереметьево за стойкою буфетною

Мы думали, Иуда им судья,

Земля обетованная для них как каша манная,

Ну что им наша дружная семья

Прощанье было скомканным, и вот они с котомками

Шагнули за последнюю черту

И тётю Соню бедную, рыдающую, бледную,

Поили корвалолом на борту

А мы помчались в прошлое сермяжное, лубошное

С князьями, да ватагами братвы.

Ликуй страна ядрёная, жидом не покорённая,

Гуляй от Енисея до Невы!

Теперича мы арии, а этим, вон очкарикам

И лицам с кучерявой бородой

Мы враз припомним Дмитрия, масонов с ваххабитами,

Падёж скота и Ленина с Ордой.

Припев:

Тётя Соня, душа болит и стонет,

Измученная истиной простой.

Тётя Соня, при всём твоём фасоне

Без Вас Россия стала сиротой.

Прощайте кибернетики, поэты и генетики,

Все, те, кого успели позабыть.

Нам нынче не до личности, теперь вопрос наличности

Стоит острей, чем быть или не быть.

О том, что вечно пьянствуем, бузим и тунеядствуем

Дык, это ж всё коварные враги,

А сами мы лучистые, наивные и чистые,

Иначе даже думать не моги.

Припев.

Мне жалко территорию с сомнительной историей

И вечною угрозою извне.

С дырявыми законами, с неясными резонами

И страхом к неизбежной новизне.

Где власть играет силою, где имя и фамилия

Определяют качества души.

И мы нищаем Бродскими, Шагалами, Высоцкими

Мол, и без них мы сами хороши.

Припев.

смотри продолжение:
__________________
"МИР НА ФОРУМЕ"


Ответить с цитированием