Показать сообщение отдельно
  #9  
Старый 10.09.2009, 20:39
Аватар для haim1961
haim1961 haim1961 вне форума
Администратор
Ветеран форума
 
Регистрация: 29.01.2008
Адрес: Израиль.г Нетания
Сообщений: 2,150
По умолчанию



Гарик (Георгий Эдуардович)КРИЧЕВСКИЙ
– “представитель малороссийской ветви русского шансона”, как выразился один из ведущих радио Петроград (ныне Питер FM), родился в г. Львове в 1963 г., в 1988 г. окончил Львовский мединститут, некоторое время работал врачом-рентгенологом. В студенческие годы играл в институтском ВИА и оркестре Дворца молодежи “Романтик”. С начала 90-х гг. поет в стиле шансон (исключительно на русском языке) Автор лирических, блатных и социально-юмористических песен (самые известные – “Привокзальная”, “Киевлянка”, “Мой номер 245”). В 2004 г. удостоен звания “заслуженный артист Украины”.

О том, что такое шансон (из беседы с российским телеведущим Гордоном)

“- Блатняк? Слишком сужает тематику. На самом деле, в шансоне есть пласт блатных песен, лирических, есть какие-то юмористические песни, музыкальные картинки, как Владимир Семенович когда-то их называл. Все это и объединили словом "шансон", хотя оно, мне кажется, тоже абсолютно неподходящее.

А почему людям нравятся именно блатные песни? Не только потому, что многие пострадали и в каждой семье есть бывший зек.

У нас в семье тоже были репрессированные, но в детстве я об этом еще не задумывался. Меня в блатных песнях прельщало совершенно другое. В то время, когда ты был со всех сторон обложен запретами: то нельзя, это нельзя, - там ощущалась какая-то свобода, романтика. Песни, которые ты не мог услышать по телевизору, совершенно по-другому пелись и звучали. Их, как правило, не исполняли профессионалы, певцы после консерватории, с поставленными голосами. Пели больше душой, как Высоцкий…

Мой папа постоянно слушал Высоцкого и некоего Белинзона, которого никто не знает (он, кстати, киевлянин, работал в ресторане и втихаря записывал на бобинный магнитофон свои песенки). Слушал также Аркашу Северного, с которым был лично знаком...

Я рос на Кресте - это русскоязычный, хулиганский район Львова. Там у нас, как в песне вышеупомянутого классика, в наличии был абсолютно любой контингент - от министров до воров. Приходили ребята-карманники - профессионалы суперэкстракласса. Они рассказывали истории, и все это: терминология, язык - как-то откладывалось в памяти”

Из интервью украинской газете “Столичные новости”

“— Я человек очень далекий от политики, я путаюсь в ней. Для меня есть два лагеря: красные и белые. Причем я всю жизнь был белым, но в последнее время стал розоветь. Но буду я за белых в любом случае.

— А другие цвета не привлекают?

— А все другие цвета — это белые, потому что при красных есть только красные. Все остальное для меня — это белые, голубые, зеленые, розовые, радужные, — это для меня белые, это — демократия. Что делается в демократическом лагере — мне все равно, лишь бы была демократия. Несмотря на то, что и красные сегодня, на мой взгляд, стали другими. Я так наелся совка, что, при всей симпатии ко многим умным высказываниям с их стороны, я никогда не стану под их знамена”. (Столичные Новости, 29 января - 4 февраля 2002

О ситуации на Украине после “оранжевой революции” (из интервью интернет-изданию ForUm)

“Все оказалось, в принципе, предсказуемо. Если взять историю, всегда понятно, что даже после революции, к власти приходят профессионалы и непрофессионалы. Соответственно, приходят друзья вместе с бывшими врагами, которые случайно оказались в одной упряжке. И все это дает такой коктейль, который сама природа расставит на свои места. Видимо, сегодня это и происходит. Думаю, рано о чем-либо говорить. Посмотрим, что будет года через два. Для меня будет хорош тот политик, который, не забывая интересы Украины, будет в теплых и дружеских отношениях с Россией. От этого напрямую зависит благосостояние нашей страны

- Стартует новая избирательная кампания, если бы Вам предложили выступать в поддержку кого-либо, пойдете?

- Пойду на финансовых условиях, продамся только за деньги.

- А если взгляды этой политической силы будут диаметрально противоположны Вашим убеждениям?

- Есть только одна такая партия – коммунистов. Нам не по дороге. Но они ко мне и не обращаются. А к остальным я пойду, если у них есть деньги. Как говорят американцы – “If you have money you can come – Будут деньги, приходите!”

Мы не будем разбираться в тонкостях – кто хороший, кто плохой. У моей команды более прямолинейное отношение к политике – мы делим всех не на оранжевых и голубых, а на красно-коричневых и демократов. Если с лагеря демократов к нам придут денежки, мы пойдем, а к красно-коричневым не пойдем.”.

Как мы видим, политические взгляды русско-украинского шансонье не отличаются особой глубиной или оригинальностью. Его гражданское кредо формулируется просто “совок – плохо, демократия – хорошо”. И в песенном творчестве этого автора политике отведено очень небольшое место. Как таковая, она его действительно мало занимает; а интересует его жизнь людей, сильных и слабых мира сего, великих и ничтожных, удачливых и обиженных судьбой. Жизнь эта порой смешная, порой трагическая; но все же юмор и оптимизм, помогающие выжить в самые нелегкие времена, в песнях львовского барда явно преобладают. Его персонажи, как правило, родом из того самого пресловутого “совка”, они ищут и с различным успехом находят свое место в новом капиталистическом мире, свободном и открытом, но зато диком и непредсказуемом. Это и внук старого большевика, ставший преуспевающим коммерсантом (“Совковый бизнесмен”), и львовский жиган Петя-Цыганок, весело и с огоньком повествующий о своей “тяжелой блатной судьбе” (“Левандовка”), и молодой русский капитан дальнего плавания, встретивший свою любовь в далеком Стамбуле (“Капитан”), и незадачливый поэт, влюбленный в красивую киевляночку (“Киевлянка”), и “биндюжник Соломон”, живущий безбедно на Брайтон-Биче, но втайне тоскующий по родной Одессе (“Соломон”), и обосновавшиеся в Берлине “сыновья колымских лагерей” - два грузина и еврей с сербом в придачу, приглашающие добропорядочных и наивных бюргеров сыграть в увлекательную азартную игру “русское лото” (так и называется песня), и пассажир с номером вместо имени, которого эшелон дальнего следования увозит “ни за границу, ни в Рим, ни в Ниццу”, а… понятно куда (“Мой номер 245”), и “юная, веселая, для любви готовая” представительница древнейшей профессии, случайная подруга лирического героя, бессовестно его обокравшая, но, тем не менее, оставившая в его душе приятное романтическое воспоминание (“Фея”), и два нищих алкаша, с безнадежной тоской глазеющие на шикарных девиц, мечтая “заново родиться у банкира-папочки” (“Организмы”), и представители постсоветской полукриминальной бизнес-элиты, которые “отрываются по полной программе” на бывшей номенклатурной даче (“Номенклатурная дача”) . За образами всех этих персонажей можно увидеть и образ автора, человека веселого и жизнелюбивого, легкомысленного и ироничного. Гарик Кричевский отнюдь не моралист и не злой сатирик. В отличие от Трофима, на которого наводит тоску и печаль хозяйничающая в России “аристократия помойки” и Наговицына, которому глубоко чужды всевозможные “банки и банкеты”, русскому шансонье из Львова доставляет явное удовольствие изображать то с доброй, то с саркастической улыбкой быт и нравы новых хозяев жизни, тех кто руководствуется девизом: “Красиво жить не запретишь!”. Порой трудно понять, чего больше в песнях Гарика – юмора, сарказма, иронии или откровенного любования подобного рода персонажами (“живут же люди!”). Судите сами:

Совковый бизнесмен
(альбом “Киевлянка”, 1992 г.)


Богато жил сосед мой, цеховик,

Красиво жил, менял девятки как перчатки.

А дед его был старый большевик,

И тоже воровал, давали взятки.

На нем всегда был новенький костюм

И модные колеса из березки.

И в плюс пошел кооперативный бум,

И оказался благом рынок жесткий.

Припев:

Совковый, совковый, совковый бизнесмен

Идет по улице, и тети жмурятся:

Вот это походка, вот это джентльмен,

Какая милая, ты жизнь, красивая.

Таких, как он, узнаешь за версту,

Увидишь сам, прочтешь по запаху, по взгляду.

А дед его работал в ГПУ,

И бил таких как он и тех, кто рядом.

Но внука четко научил: “Бери,

А не возьмешь, тебя догонит каждый”.

И пусть построен город на крови,

Все остальное, в принципе, не важно.

Припев.

В костюме модном от Диора, как всегда,

Вот это да, но я же не могу иначе.

И в доме все, и с рэкетиром спит жена,

И сауна с холодильником на даче.

А смысл жизни улетел давно,

И растворился где-то в океане.

А, может быть, за океаном то,

А, может быть, в Перу или в Панаме.

Припев:

Совковый, совковый, совковый бизнесмен

Идет по улице, и тети жмурятся:

Вот это походка, вот это джентльмен,

Какая милая, ты жизнь, красивая.

***


Номенклатурная дача
(альбом “Привокзальная” 1995 г.)


На номенклатурной даче телевизоры "Хитачи",

Деревянная обшивка и бильярдные столы.

Там нам баньку затопили, там мы пели, водку пили,

И носы мы воротили от зернистой от икры.



Говорил хозяин ейный, что построил два бассейна,

И имеет новый “Бентли” и огромный в Берне счет

Но одна, кричит, проблема у него больная тема:

Он глазами вроде хочет, а не может ничего



Припев:

А за окном охрана грустная скучает,

И теплый ветер ели стройные качает,

И добрый пес в зеленой будке у забора

Гоняет мух к соседской даче прокурора.



Там была одна брюнетка, горбачевская соседка,

Говорит, всему виною сионисты и ЦРУ.

И за это два спортсмена, два сибирских бизнесмена

Ей навешали по шее и испортили скулу.



И понравились нам сильно два артиста из Мосфильма:

Они пели, танцевали и смешили всех до слез,

Только женщины в финале никого из них не сняли –

Оказались те артисты голубыми в полный рост.



Припев.

Говорил король чеченский, попивая кофе венский,

Что он держит все столицы всех республик СНГ

А потом просил Анюту, предлагая ей валюту,

Чтоб она потанцевала в голом виде на столе.



Пил смирновку очень просто брокер из Днепропетровска,

Пил смирновку, точно воду, и конечно заболел.

А потом в горячке белой он рукою неумелой

Топором рубил на даче барельеф из голых тел.



Припев.



Утром все чуть приустали, перегаром поикали

И с номенклатурной дачи разбежались по домам,

Мерседесы и восьмерки дружно покатились с горки

И огромные линкольны повезли прекрасных дам



Припев:

А за окном охрана грустная скучает,

И теплый ветер ели стройные качает,

И добрый пес в зеленой будке у забора

Гоняет мух к соседской даче прокурора

***

Крыша
(альбом “Улицы нашего города, 1998 г.)


Проживали пацаны на Подоле,

И учились пацаны плохо в школе.

Звали одного Иван, второй Миша,

И теперь они лохам(4) просто крыша.

Припев:

Теплый вечер на Подоле,

Пьет братва Кубинский ром.

"Помогите!", "I'm sorry, поделитесь барышом,

Поделитесь барышом".

Ваня носит цепь жгутом, крест пудовый,

Разбивает кулаком стол дубовый.

А у Миши могендувид с агатом,

Он по пьяни пристает к мусорятам.

Если лох открыл кабак или фирму,

Ежели возит он туристов на Бирму,

Приезжают дядя Миша и Ваня,

И считай уже лаве на кармане.

Припев.

А на стрелке да на них любо глянуть,

Начинают говорить - уши вянут.

Ваня долго размышлять не спроможен,

Проверяет да все больше по роже.

Миша дом себе купил на Майами,

Дом сиротский на Багамах – у Вани.

Только тянет иногда к старой школе,

Возле рынка Житнего на Подоле.

Припев:

Теплый вечер на Подоле,

Пьет братва Кубинский ром.

"Помогите!", "I'm sorry, поделитесь барышом,

Поделитесь барышом".

Три вышеприведенные песни посвящены героям 80-х – 90-х годов. Но и в новейшем своем творчестве Гарик Кричевский продолжает откликаться на животрепещущие темы современности. Предлагаем Вашему вниманию песню, посвященную известному скандалу на французском курорте, в котором оказались замешаны представители российского крупного бизнеса и французская полиция. На наш взгляд, это не лучшая из песен Гарика, значительно уступающая его старым хитам, но все же привести ее здесь будет весьма уместно. Очень уж она, что называется, актуальная.
Куршевель
(альбом “Календарная осень”, 2007 г.)



За деньги тоже нету снега в Куршевеле


И олигархи от безделья озверели.

Позвали девок, чтобы жизнь не опостыла,

Но тут французов страшно жаба задушила.

Они стучать умеют очень даже ловко

И вот в полицию пошла ориентировка.

Гуляли люди, пели песни им артисты,

А те спецназ прислали, как на террористов.

Припев:

Ну нету снега на курорте горнолыжном!

Пусть дорогом и упоительно престижном.

В разгар сезона +1, а где кататься?

И вот решили олигархи отвязаться.

А Куршевель - давно французская рублёвка.

Для "Бентли" места не хватает на парковке.

Костюмы лыжные от "Гуччи" и от "Прадо",

Но если приняли- оно тебе не надо!

За что скрутили ночью русскую элиту?

За юных дев, и за Набокова "Лолиту",

За сутенёрство, за разврат и за растленье

И за глобальное к тому же потепленье.

Припев

Обиду наши затаили на французов.

Вот это правильно, что их порвал Кутузов!

Там фуагра, улитки с листьев винограда!

Но если приняли – оно тебе не надо!

Кто мог подумать, что такое может статься?

Народ приехал погулять и покататься!

Народ приехал тратить евро, кушать водку,

А их за это в кандалы и за решётку!

Припев.

Всё обошлось, примчались суперадвокаты.

Вопрос решили: наши, мол, не виноваты!

Всех отпустили, извинились прямо в тему,

Но бизнесмены обозначили проблему.

Потом собрались олигархи, потрендели,

Решили больше не кататься в Куршевеле.

Французы плачут: "Мы в пролёте, помогите!"

А им в ответ: "Вы у своих ментов спросите!"

Припев.

смотри продолжение:
__________________
"МИР НА ФОРУМЕ"


Ответить с цитированием