Внимание! Регистрация на наш форум временно приостановлена. Для связи с администратором, используйте функцию "Обратная связь".

ШАНСОН - ПОРТАЛ Шансон - Портал - Галерея

ШАНСОН - ПОРТАЛ - ФОРУМ



Loading






Вернуться   Шансон - Портал - форум > Русский шансон > История классики шансона

История классики шансона Истории создания песен и т.д.

Ответ
 
Опции темы
  #1  
Старый 05.04.2009, 21:00
Аватар для haim1961
haim1961 haim1961 вне форума
Модератор
Ветеран форума
 
Регистрация: 29.01.2008
Адрес: Израиль.г Нетания
Сообщений: 2,146
По умолчанию Из истории песни "Синий платочек"

Автор Николай Кружков.
По материалам сайта "Виртуальная Ретро Фонотека".

[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]

Из истории песни "Синий платочек"


[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]
Синий платочек
Муз. Е.Петерсбурского, обр. С.Кагана

[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]Романс
Исп. Изабелла Юрьева
Слова: Галицкого
Ансамбль под руководством С.Кагана
(10529 - 1940 г.)

[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]
Исп. Клавдия Шульженко
Слова лейтенанта М.Максимова
В сопровождении джаз-ансамбля под управлением К.Шульженко и В.Коралли
(139 – 1942 г.)
Поводом для начала этого расследования послужило письмо одного из читателей. В нем содержалось несколько вопросов и в частности один из них звучал так:
Уважаемый Николай! Хотелось бы услышать Ваше мнение по поводу разницы текстов Синего платочка в исполнении Изабеллы Юрьевой и Клавдии Шульженко. К сожалению, я не разобрал всей записи И.Юрьевой - качество помешало, но уже первых двух куплетов достаточно, чтобы увидеть существенные различия в текстах.

Синенький скромный платочек
Падал с опущенных плеч,
Ты говорила, что не забудешь
Ласковых, радостных встреч.
Порой ночной ты распрощалась со мной,
Нет прежних ночек,
Где ты, платочек?
Милый, желанный, родной...

А вот, что поет Шульженко.

Помню, как в памятный вечер,
Падал платочек твой с плеч,
Как провожала и обещала
Синий платочек сберечь.
И пусть со мной
Нет сегодня любимой, родной,
Знаю с любовью, ты к изголовью
Прячешь платок дорогой.

С уважением, Даниил.

Я ранее никогда не занимался реставрацией записей Юрьевой, однако знал, что существовал некий довоенный вариант «Синего платочка», слова которого отличались от варианта, исполнявшегося К.Шульженко. На мой вопрос о том, когда была записана эта фонограмма Даниил не смог ответить. Он написал, что скачал запись из альбома «Антология русского романса» на [Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации], а там, как положено, беда с годами и источниками. Да и качество реставрации фонограммы действительно оказалось соответствующее.
Предположение подтвердилось, когда я скачал и послушал запись – это действительно был тот самый романс. Вариант Юрьевой отличала подчеркнутая вычурность текста, характерная для довоенной мещанской лирики. После войны он не был популярен и не переиздавался. У послевоенных поколений песня «Синий платочек» неразрывно ассоциировалась с военной темой, с ее шульженковским исполнением и, следовательно, со вторым вариантом текста. Никто из послевоенных редакторов не стал бы осуществлять запись варианта «Синего платочка», где поется о том, что «нет уже, дескать, прежних ночек» и т.д.
Что мы видим, сопоставляя два текста, приведенные в начале статьи? Если просто читать слова, то разница текстов невелика – и там и там речь идет про воспоминания о синем платочке. Но эти стихотворные отрывки совершенно различны по духу - в первом случае мы видим некую надрывность, уводящую слушателя от реальности в грезы и в безысходность (кстати, характерную для мещанского романса), во втором – устремленную в будущее светлую веру в долгожданную победу и встречу. Требования традиций жанра, между тем, были обозначены четко – ведь песню, которую в исполнении Юрьевой относили к романсу, у Шульженко уже романсом не называли. Это прекрасный пример того самого соцреалистического синтеза в искусстве. И на мой взгляд это жанровое различие, показанное на примере двух песен с одной и той же мелодией, является абсолютно справедливым.
История песни «Синий платочек» к настоящему моменту довольно хорошо исследована и вроде бы не имеет белых пятен. Наиболее полно она описана в книге «Мой друг – грампластинка. Записки коллекционера», вышедшей в 1989 году в киевском издательстве Музычна Украйина. Автор книги киевский коллекционер Анатолий Иванович Железный.
Используя материалы этой книги я бы хотел пересказать эту историю для читателей сайта, поскольку она до сих пор не была опубликована в интернте. Кроме того, история песни «Синий платочек» интересна тем, что иллюстрирует одно очень важное для нас явление, которое получило распространение на эстраде в военные годы. Речь идет о случаях возникновения новых песен, на основе старых песен, имевших бытование в довоенной мирной жизни. Мы можем сколь угодно долго сопоставлять их варианты, рассуждать, сравнивать тексты, высказывать наши мнения относительно того, насколько удачными оказались те или иные новые редакции, но каждому, кто достигнет определенной степени погруженности в материал, неминуемо придется оказаться перед одним выводом, который я хотел бы озвучить в конце этой статьи.
Я думаю, что если бы не война, заставившая исполнителей переосмыслить репертуар, большинство из нас знало бы имя Клавдии Шульженко как исполнительницы романсов и легких эстрадных песенок. По мере ее творческого роста палитра песенных образов становилась все более разнообразной. Послевоенные песенки вроде «Да Да Да» и «Не шути» открывают новые, довольно неожиданные, грани артистического образа исполнительницы гражданских песен «Синий платочек», «Давай закурим» и «Где же вы теперь, друзья однополчане». «Песня о гордой девушке» картину еще более путает, заставляя лично меня просто неоднозначно относиться к ее творчеству – образ эмансипированной сельской истерички, очевидно, был весьма востребован какое-то время назад.
Я думаю, что такая коллизия образов была не случайной – легкие жанры всегда привлекали певицу больше, нежели т.н.«массовый» репертуар. Например, романс «Руки» стал очень популярен именно в ее исполнении, а не в исполнении Юрьевой, которая включила его в репертуар на несколько лет раньше.
Стилистический анализ записей Клавдии Шульженко позволяет сделать вывод, что она все же спела и записала много "не своих" песен, в которые сама не вполне верила, в которых, для придания большей убедительности, ей приходилось много играть. И она часто переигрывала, как бы нарочно ставя невпопад интонации, местами переходя на речитатив и нарушая ту тонкую художественную грань, после которой и слушатель перестает «верить» певице. На сцене она создала палитру образов женщин от сильной, не в меру мужественной, вызывающе независимой, героини своего времени, способной быть «своим парнем», до ревнивой испанки, готовой «разорвать на куски» всех соперниц. В жизни она всегда хотела казаться яркой и успешной, живущей широко и красиво, зачастую вопреки обстоятельствам. Хотя, повторяю, талант и чувство все же не спрятать, даже если очень хочется придать разнообразие репертуару – именно ее записи «Черноморской песни» или, скажем, песни «Сибирский вечер» я считаю лучшими из известных мне исполнений.

И так, история песни «Синий платочек» была подробно изложена в книге Анатолия Ивановича Железного. А.И.Железный пишет:

Весной 1940 года в московском театре «Эрмитаж» проходили гастроли, известного польского оркестра Генриха Гольда «Голубой джаз». Пианист джаза, автор таких популярных в то время песен, как «Донна Клара», «Утомленное солнце», композитор Ежи Петерсбурский на одном из концертов исполнил свою новую мелодию, написанную им во время недавних гастролей в Днепропетровске.
Присутствовавший на концерте поэт и драматург Я.М.Галицкий обратил внимание; на эту яркую, очень напевную мелодию и тут же в зале, записал в своем блокноте возникший в его поэтическом воображении текст:

Синенький, скромный платочек
Падал с опущенных плеч.
Ты говорила, Что не забудешь
Ласковых, радостных встреч...

Встретившись после концерта с Ежи Петерсбурским в гостинице, поэт показал ему свои черновые наброски. Было решено, что песня, пожалуй, получится, но текст следует дополнить еще несколькими куплетами. Через несколько дней она была полностью готова, и на очередном концерте ее впервые исполнил солист «Голубого джаза» Станислав Ландау. Новая песня, названная авторами «Синий платочек», сразу понравилась москвичам. С этого дня она обязательно исполнялась в каждом концерте оркестра Генриха Гольда.
Вскоре «Синий платочек» стал широко известен и его включили в свой репертуар такие мастера песенной эстрады, как Лидия Русланова, Изабелла Юрьева, Вадим Козин, Екатерина Юровская. В том же 1940 году песня была дважды записана на граммофонную пластинку в исполнении И.Д.Юрьевой и Е.И.Юровской.
Многие годы считалось, что первой записала «Синий платочек» Екатерина Николаевна Юровская. Но вот совсем недавно мне в руки попал подлинный договор Е.Н.Юровской с фабрикой грампластинок Ленмузтреста на запись четырех произведений: «Синий платочек», «Не говори», «Фиалки» и «Вот, что наделали песни твои». На договоре, подписанном певицей и директором фабрики В.Ф.Рыбкиным, стоит дата: 19 ноября 1940 года. А согласно журналу регистрации грамзаписей, хранящемуся в архиве Всесоюзной студии грамзаписи фирмы «Мелодия» Изабелла Даниловна Юрьева напела на пластинку песню «Синий платочек» 24 сентября 1940 года. Таким образом, приоритет первой записи популярной песни принадлежит не Е.Н.Юровской, а И.Д.Юрьевой.
Клавдию Ивановну Шульженко «Синий платочек» не взволновал. Она вспоминала: «Синий платочек» в том, довоенном, варианте мне понравился — легкий, мелодичный вальс, очень простой и сразу запоминающийся, походил чем-то на городской романс, на песни городских окраин, как их называли. Но текст его меня не заинтересовал: показался рядовым, банальным». Так и не попал «Синий платочек» в довоенный репертуар Клавдии Ивановны.
Началась Великая Отечественная война. Казалось, что среди грохота сражений, небывалых еще в истории войн, могут звучать лишь боевые песни да марши. Однако, как отмечал поэт А. Сурков, «уже с первых дней войны стало слышно, что рядом с кованными строками «Идет война народная, священная война» в солдат­ском сердце теплятся тихие лирические слова в общем-то не очень сильной песни «Синий платочек».
Правда, жизнь внесла свои коррективы в содержание популярной песни. Буквально в первые же дни войны в Киеве получил распространение вариант текста «Синего платочка», сочиненный безвестным автором:

Двадцать второго июня
Ровно в четыре часа
Киев бомбили. Нам объявили,
Что началася война.

Кончилось мирное время
Нам расставаться пора!
Я уезжаю, Быть обещаю
Верным тебе до конца.

Стукнут колеса состава,
Поезд помчится стрелой.
Ты — на перроне,
Я уж в вагоне.
Ты мне помашешь рукой..

Быть может, текст этот и небезупречен с литературной точки зрения, но он удивительно верно передает обстановку и общий дух тех незабываемых дней.
Часто во время концертов бойцы просили Клавдию Ивановну Шульженко исполнить и такие довоенные, сугубо «мирные» лирические песни, как «Руки», «Андрюша», «Встречи», «Мама» и, конечно же, «Синий платочек». Поэтому певица включила в свой репертуар и эту песню.
Однажды весной 1942 года Фронтовой джаз-оркестр В. Коралли и К. Шульженко выступал в гвардейском подразделении генерала Н.А.Гагена, защищавшем легендарную «дорогу жизни» через Ладожское озеро. После концерта, беседуя с бойцами, Клавдия Ивановна познакомилась с литературным сотрудником газеты 54-й армии Волховского фронта «В решающий бой!» лейтенантом Михаилом Александровичем Максимовым. Когда речь зашла о любимых песнях и, в частности, о «Синем платочке», артистка сказала:
— Песня популярна в народе, у нее простая, запоминающаяся мелодия. Но нужны другие слова, которые отражали бы сегодняшний день, нашу великую битву с фашизмом. Тогда песня будет нужна армии.
Лейтенант М. А. Максимов не был поэтом, да и в газете работал всего лишь два месяца. До этого он воевал в составе Первой горно-стрелковой бригады помощником командира артиллерийско-пулеметного батальона. Но слова К. И. Шульженко его очень взволновали, и он воспринял их как личное задание. По свидетельству писателя Александра Бартэна, бывшего сослуживца М. А. Максимова, тот, вернувшись с концерта певицы, сразу же принялся работать над новым текстом песни. Было это 9 апреля 1942 года. К утру текст был готов. «Мне сразу понравились простые, берущие за душу слова,— вспоминала К. И. Шульженко.— В них было много правды. У каждого из защитников нашей Родины, у каждого воина есть одна, родная женщина, самая любимая, близкая и дорогая, за горе, страдание, лишения, за разлуку с которой он будет мстить врагу... И вскоре я уже пела фронтовой «Синий платочек» для своих слушателей. С тех пор песня эта навсегда осталась в моем репертуаре».
Хорошая песня всегда была верным помощником бойца. С песней он отдыхал в короткие часы затишья, вспоминал родных и близких. Многие фронтовики до сих пор помнят видавший виды окопный патефон, на котором они слушали любимые песни под аккомпанемент артиллерийской канонады. Участник Великой Отечественной войны писатель Юрий Яковлев пишет: «Когда я слышу песню о синем платочке, то сразу переношусь в тесную фронтовую землянку. Мы сидим на нарах, мерцает скупой огонек коптилки, потрескивают в печурке дрова, а на столе — патефон. И звучит песня, такая родная, такая понятная и так крепко слитая с драматическими днями войны. «Синенький скромный платочек падал с опущенных плеч...».
В одной из песен, популярных в годы войны, были такие слова:
Кто сказал, что надо бросить Песни на войне? После боя сердце просит Музыки вдвойне!
Учитывая это обстоятельство, было принято решение возобновить на Апрелевском заводе прерванное войной производство грам­пластинок. Начиная с октября 1942 года из-под пресса предприятия пошли на фронт грампластинки вместе с боеприпасами, пушками и танками. Они несли песню, которая была так нужна бойцу, в каждый блиндаж, в каждую землянку, в каждый окоп. Вместе с другими песнями, рожденными в это тяжкое время, воевал с врагом и «Синий платочек», записанный на граммофонную пластинку в ноябре 1942 года.
Сейчас точно известно, что в годы войны песня «Синий плато чек» дважды выпускалась на пластинках. Правда, была сделана еще одна запись - с довоенным текстом Я- Галицкого, но она не была тиражирована на граммофонных пластинках.
Первая пластинка была выпущена в блокадном Ленинграде в очень ограниченном количестве экземпляров. На пластинке помещалась фонограмма звукового сопровождения кинофильма «Концерт фронту», в котором К. И. Шульженко исполняла «Синий платочек» с; новым текстом в сопровождении двух аккордеонистов Фронтового джаз-ансамбля (Л. Беженцев и Л. Фишман). А через несколько дней Клавдия Ивановна напела на пластинку еще один вариант «Синего платочка» в сопровождении полного состава Фронтового джаз-оркестра (пластинка №139). Именно эта запись получила самое широкое распространение.


Минометчики на привеле слушают патефон. 49 армия, 2-й белорусский фронт.
Говоря об бытовании «Синего платочка» мне бы хотелось дать читателям личную оценку этой истории. Для начала приведу слова Бориса Андреевича Мокроусова, которые считаю совершенно справедливыми. Уже после войны, 17 ноября 1951г., в выступлении на секции массовых жанров союза композиторов, Б.А.Мокроусов говорил: «Позволю себе вспомнить песни прошедшей Отечественной войны. Всё ли так было благополучно с точки зрения нашего высокопоставленного собрания. Отнюдь нет. Наряду с замечательной песней теперь покойного А.В.Александрова (имеется в виду песня «Священная война») у нас бытовали в армии песни с сомнительными интонациями. Например «Синий платочек», «Давай закурим», «Мама», «Огонек» и другие. Разве кроме композиторов кто-нибудь критиковал эти песни. Никто. Они жили, пелись и согревали душу наших бойцов. Они шли в бой и умирали с этими песнями на устах».
Что имел в виду Мокроусов? Мокроусов предостерегал своих коллег от перегибов, которые нередко допускала художественная цензура. Действительно и «Темная ночь» и «Синий платочек» и ряд других песен были не безупречны в интонационной части. Но так ли это было важно. Даже песни с «интимными, сомнительными интонациями» приобрели гражданское звучание в военные годы. Конечно, это произошло не сразу. В годы войны оказался нарушен обычный порядок проникновения песен в народ: если до войны песни сначала издавались на пластинках, а уж потом становились популярны, то теперь они, исполняясь на фронтах, становились популярны и только потом попадали на пластинки. И с этими песнями критики и цензоры уже ничего не могли поделать – это были народные песни, заслужившие в боях право на существование!
По своему эмоционально-духовному наполнению песни войны превзошли все, что существовало на нашей эстраде прежде и все что вылезло на нашу эстраду после. Я бы сказал, что советская военная песня в подлинном звучании содержит некую духовную квинтэссенцию, которая волшебным образом дает человеку прозревать, открывает глаза на то подлинное, что имеет значение в его жизни. Обратите внимание на то, что при всем обилии современных звукозаписывающих средств, мы практически не слышали подлинного звучания военных песен. По радио и на CD основная масса людей слышит их уже такими, как они были записаны на фондовские магнитки и долгоиграющие пластинки. Но эти записи были сделаны уже в другое время, они несут совершенно иной ДУХ.
Я убежден, что звучание военной пластинки несет некий духовный энергетический оттиск, влияние которого способно оказать глубокое воздействие на состояние человеческой личности. Конечно, я не призываю фетишизировать пластинку как объект вожделения, коим она является для многих коллекционеров! Пластинка не самоценна как предмет! Она, прежде всего, является исходным носителем записи, нередко единственным и уникальным
.



Я, вероятно, долго не забуду одного случая, связанного именно с пластинкой «Синий платочек». В те времена, когда я еще давал объявления в газете о покупке грампластинок, однажды мне позвонила пожилая женщина. Мы договорились о встрече, и после работы я приехал к ней в дом в старой части города. Из пачки патефонных пластинок я выбрал всего четыре – среди них была и пластинка с песней «Синий платочек» в исполнении К.Шулженко. Пластинка была выпущена во время войны, на ней стоял и соответствующий штамп «Обменный фонд. Продаже не подлежит». Ставились тогда такие штампы...
«Забирайте их, мне теперь уже не нужно…- сказала она грустно - вот меня не станет, а внуки ведь не будут слушать. Им и не на чём». Я хотел возразить, что возможно все будет и не так уж плохо, но подумал, что вряд ли это сейчас уместно.
«Я хорошо помню эту пластинку, - продолжала она, - это пластинка моего отца. Я покупала ее в подарок на его день рождения зимой в конце 42 года. Была зима, холодно, я тогда бегала на рынок, искала эту пластинку. Знаете, там, где теперь Самарская площадь был громадный блошиный рынок». Она сказала, сколько тогда заплатила за эту песню. Мне показалось, что это было безумно дорого.
В какой-то момент у меня возникло желание оставить ей пластинку, все же для человека это память об отце. Но женщина махнула рукой, дескать, ей сейчас уже не до этого, прожить бы на пенсию – одна забота. Я ушел, но некое тяжелое чувство, навеянное этим разговором, не покидало меня еще какое-то время. Грустнее всего было то, что практически невозможно объяснить пожилому человеку «на пальцах», что сегодня существует такая вещь, как интернет, и что благодаря ему военные песни могут обрести второе рождение. Что тысячи людей смогут у себя дома услышать ту самую запись, которую в холодном 42 году еще девчонкой она покупала в подарок пришедшему с фронта раненому отцу.

Удивительным образом эта история нашла отзвук и в стихотворении Николая Николаевича Добронравова, которое я случайно услышал в прямом эфире «Народного радио». Текст стихотворения «Пластинка памяти моей» удалось найти на сайте Александры Пахмутовой. Пожалуй, в наше «продвинутое» время оно звучит местами наивно: давно уже не в моде пресловутый «Бони-М» и отнюдь не везде идеальны рифмы... Но как точно автор описал свои чувства, как верно он подсказал нам слова, которые мы хотели бы сказать сами.


ПЛАСТИНКА ПАМЯТИ МОЕЙ

Чужой напев, как пилигрим,
Стучится в души людям.
А мы с тобой назло другим
Свою пластинку крутим.

Звучит в эфире «Бони-М»
Так солнечно и мило.
В колонках стереосистем
Магическая сила.

Я слушал сам в кругу друзей
Все модные новинки.
И всё же сердцу нет родней
Той, старенькой пластинки,

Что я мальчишкой приобрел
И не признался маме -

В те дни освобожден Орел
Был нашими войсками.

Еще повсюду шла война.
Царил хаос на рынке.
Буханка хлебушка – цена
Той маленькой пластинки.

Ах, эта песня про бойца,
Любимая фронтами...
И голос хриплый у певца,
Как стиснутый бинтами.

Как, излучая бледный свет,
Вздыхают инструменты.
И нету в этой песне, нет
Ни фальши, ни акцента.

...Я помню дома костыли,
Шинель и шапку деда.
Пластинку вдовы завели
И пили за победу.

Наверно, Бог один дает
Патенты на бессмертье.
Но эта песня проживет,
Как минимум, столетья.

Она не может умереть,
Погибнуть без возврата,
Когда в самой в ней жизнь и смерть,
И что ни вздох – то правда.

Уж как её ты ни крути,
Всё наше в этой песне:
Свои печали и дожди,
Своей земли болезни.

Она не только в ближний бой
Бойцов страны водила,
Но в жизни быть самим собой
Меня она учила.

Она твердила мне: живи
Без грома барабанов,
Она страдала от любви
И врачевала раны.

Пока слышна она – живут
На родине берёзы,
Есть нежность, преданность и труд,
И праведные слёзы.

И мы верны такой судьбе,
Другими уж не будем.
И – пусть порой во вред себе –
Свою пластинку крутим.

Я верю, что, побеждены,
Уйдут в отставку войны.
Но песни этой будем мы
Во все века достойны.

И в Судный день на зов трубы
Мотив её воскреснет.
И нету жизни без судьбы.
И без судьбы нет песни.


[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]

__________________
"МИР НА ФОРУМЕ"


Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Внимание! Администрация Шансон – Портал – форума не несет ответственности за сообщения, размещенные участниками форума и за высказанные мнения в этих сообщениях. Так же администрация форума не несет ответственности за размещенные участниками форума ссылки, на какие либо материалы, расположенные на других Интернет ресурсах. Тем не менее, если Вы являетесь правообладателем материала, на который есть ссылка в каком либо сообщении Шансон – Портал – форума и считаете, что этим нарушены Ваши авторские или смежные права, сообщите пожалуйста администрации форума. Мы в кратчайшие сроки готовы удалить сообщение со ссылкой на Ваш материал, при предъявлении прав на указанный материал. Пожалуйста используйте форму обратной связи.

Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
© Шансон - Портал - Все права защищены

Подпишитесь на нашу ленту новостей