Внимание! Регистрация на наш форум временно приостановлена. Для связи с администратором, используйте функцию "Обратная связь".

ШАНСОН - ПОРТАЛ Шансон - Портал - Галерея

ШАНСОН - ПОРТАЛ - ФОРУМ



Loading






Вернуться   Шансон - Портал - форум > Русский шансон > Исполнители

Исполнители О творчестве авторов-исполнителей

Ответ
 
Опции темы
  #1  
Старый 17.04.2008, 13:34
Аватар для haim1961
haim1961 haim1961 вне форума
Модератор
Ветеран форума
 
Регистрация: 29.01.2008
Адрес: Израиль.г Нетания
Сообщений: 2,147
По умолчанию Геннадий Норд: Я - русский шансонье

Геннадий Норд: Я - русский шансонье

[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]

Геннадий Норд - из тех знаковых имен 80-х, что стремительно возвращаются на орбиту современной российской эстрады. Но не как символ «ретро», а как знак обновления и возрождения того жанра, что прежде мы связывали с именами Булата Окуджавы, Владимира Высоцкого. В 2007 году Геннадий Норд получил престижную премию «Серебряное перо России»...

- Для того жанра, который вы представляете, существует несколько определений: русский шансон, бардовская песня, авторская песня. Насколько справедливы и адекватны эти определения по отношению к вашему творчеству, и есть ли у вас собственное определение того музыкального жанра, в котором вы работаете?

Есть, конечно, есть. Что такое «шансон» в переводе с французского языка? – песня. Я и работаю в жанре песни, сюжетной песни, слушать которую для любого человека должно быть увлекательно. Подобно тому, как это происходило с песнями Владимира Семеновича Высоцкого: он всегда ставил своего героя в какие-то определенные обстоятельства, замысливал для него сюжет и пытался посмотреть, как его лирический герой себя поведет, какой проявит характер. А герой часто брыкается и даже автору не поддается, но тем он и интересен – и тому, кто пишет, и тем, кто слушает. Писать о чем-то отвлеченном – девчонка в короткой юбчонке, поцелуй ме-ня везде, - это не для меня. Что же касается иных определений - я не люблю название «бардовская песня». Мы же не называем Шарля Азнавура бардом или менестрелем? Мы не говорим, что Тото Кутуньо пишет бардовские песни. А я работаю в том же стиле, в котором работают они. Я просто пою шансон, пою песню. Как поет ее мой любимый шансонье Сальвадоре Адамо. Мой жанр - это песня, которую я сам написал и сам исполняю, все очень просто.

- Так, может быть, это скорее современный фольклор?

Фольклор – произведение народное. И для меня за честь, когда твое сочинение становится частью народной музыкальной культуры. Именно это случилось с одной из моих песен – «Этапы». Ее назвали «современным «Ванинским портом», если помните, была такая знаменитая «этапная песня» сталинских времен. Но это не главная тема моего творчества – прежде всего я пишу лирическую песню. Я пишу о любви. Да, в моих песнях есть упоминания о зоне, но еще и куда больше – о море, о горах, о войне, о любви. У меня более ста песен о войне, но я считаю, что этим миром правит любовь. Поэтому всегда и везде, где бы ни был мой герой, он поет о любви.

И меньше всего я задумываюсь о принадлежности своих песен к какому-то разряду. Хотя меня расстраивает, что название «русский шансон» связывается в мас-совом сознании с чем-то блатным. Название «русский шансон» когда-то придумали, чтобы объединить все многообразие авторской песни, создали радио, но почему-то на этом радио крутился, в основном, пласт блатной песни. Конечно, блатная песня – порождение России, нигде в мире мы этого больше не услышим. Блатную песню ро-дила наша русская зона, еще царская – песни подобные «Бродяге», старые тюремные романсы – все это родилось в дореволюционной России, в российских централах. Просто романс, городской романс, дворовая песня – все это есть и все это было, и это целый культурный пласт, и он никуда не денется, и люди в нем работают, и пишут. Но поскольку в жанре под названием «русский шансон» стали сначала раскручивать блатную песню, то это название сегодня ассоциируется именно с ней. И мне это не очень нравится.

Да, я шансонье, я – русский шансонье, потому что я пишу на русском, но это не значит, что я пишу блатную песню. Ни в одной своей песне я не использовал блатного жаргона. Да, иногда пишу о зоне. Но это в первую очередь песни о любви, о человеческих отношениях. В этих песнях я нет ничего блатного. Нет ни фени, ни блатного языка. Даже в «Лягухах», смешных четверостишьях, где довольно много острого, я ни разу не употребил мат или скабрезность.

- А как же ваше знаменитое:

…Хоть жужжишь ты как пчела,
не могу тебя принять.
Я всю жизнь себя блюла,
и блюду и буду блять!

А это будущее время глагола «блюсти, соблюдать». Хотя я и подобных двусмысленностей тоже по большей части стараюсь избегать – это в моем творчестве единственный случай. У меня написано более восьми тысяч «лягух», а вот такая - единственная… .

- А как родился этот странный литературный жанр «лягухи»?

«Лягухи» - это отдельный вид творчества. Вообще-то они - мои рубаи, четверостишия на злобу дня. Наверное, иные сказали бы – частушки. Но друзья нашли им более точное, более подходящее ко мне, к моему стилю определение. В одной из моих песен есть такие слова:

Наш мирок уныл и сух,
Даже дохнут мухи.
Ты лягух и я лягух,
Оба мы лягухи…

Сел эту песню друзьям, и кто-то из них вдруг сказал, как осенило – это же и есть твои четверостишия. Так название к ним и прилепилось. И теперь я сам удивля-юсь, как прежде этого не замечал – они и ведут себя как «лягухи»: выпрыгивают от 30 до 50 в день и время от времени кого-нибудь лягают – кого слегка, а кого и побольнее.

- В выборе жизненного пути – песни –тоже кто-то на вас повлиял лично, или вот пришло и пришло - само, изнутри?

Свое первое стихотворение я написал в 7 классе, и оно даже было опубликовано. В 9 классе я уже начал играть в театре. Это было время Высоцкого, Окуджавы, Галича. Звучали песни под гитару. Я тогда ходил в музыкальную школу по классу аккордеона, долго мучился. Надо было гаммы разучивать, а я человек неусидчивый - почему и прозу не пишу и даже для единственной прозаической своей книжки взял лишь процентов десять дневниковых записей, смешных, коротеньких… Ну не мог я эти гаммы разучивать! А гитара проще – в театре показали три аккорда, потом четыре, потом шесть. Потом начал и сам что-то подбирать. И пошло, и поехало, и в 9 классе первая песня родилась. Стихи-то уже писались, а тут вдруг как пробило, и одновременно стал сочинять и мелодию, и слова. И получилась песенка, хотя я ее уже и не помню.

Но в фестивалях и конкурсах бардовской песни никогда не участвовал: не могу я вот так - у костра, без удобств, мне душ нужен… Но песни пишутся, набрасы-ваю мелодию на гитаре, а для остального у меня есть аранжировщики. Мы оговариваем сначала то, что я хочу услышать, потом делаем набросок, потом делаем живые инструменты, добавляем что-то. Так что для шансона виртуозное владение инстру-ментом, на мой взгляд, и не обязательно.

- Можно сказать, что вы – режиссер собственной песни?

Да. И в музыкальном, да и в поэтическом плане. У меня около 800 песен, правда, я их сам никогда не считал. Так говорят друзья. Издано 24 альбома по 17-18 песен, из них, правда, 6 утеряно. Самые первые альбомы, что писались еще в домашних условиях, на магнитофонах «Темп», помните? Восемь альбомов лежат и ждут издания. А еще масса разрозненных песен, которые не вошли в альбомы. Пишется, и хорошо.

- Значит, в начале все же было слово?

Американцы очень часто задают этот вопрос - что сначала – стихи или музыка? И сами же отвечают: сначала контракт. Я в первую очередь поэт. Конечно, пишу и музыку. Но для меня важно слово. Я до сегодняшнего дня сам не могу в себе разобраться – что прежде. У меня есть стихи, которые никогда не станут песнями, у них нет мелодии. Я могу писать стихи без мелодии. За них как раз меня и награждали, давали звание поэта года – в 2002 году в русском зарубежье и т.д. Но это просто стихи.

А вот песня рождается вместе с музыкой. Возникает строчка – и сразу с мелодией. И на эту мелодию сразу ложится следующая строчка, и пошло, поехало. Бывает так, что песня рождается очень быстро. А бывает, что я ее мучаю несколько дней. Как-то были мы с одним приятелем в ресторане, а обслуживала нас его родственница, и звали ее Маргарита. Он мне говорит: напиши песню про Маргариту. Говорю – напишу. А он – дня за три напишешь? – Да нет, сейчас напишу. И за 20 минут на салфетке написал песню. Она и сегодня звучит, «Марго» называется. Бывает так – вот вылилась на бумагу сразу, без исправлений. Это бывает редко, но бывает.

А иногда мучаешь ее долго – думаешь, меняешь. Недавно мой продюсер попросил написать песню про Рублевку. Написал, но один куплет мне не очень нравился, он как-то сужал мысль и говорил конкретно о человеке, который занимался конкретным бизнесом. А там ведь всякие люди живут и много чем занимаются. Мучил этот один куплет недели две. Добил, и получилось общо, хорошо, и песня пошла. Сделал такой музыкальный вариант – не шансонный, а поп-шансонный. Попсовые барабаны, рок-гитара…

А еще, знаете, мне очень хочется отличаться от того, что звучит сегодня., Один ритм. А мне очень нравится музыка 70-80-х годов, она мелодичнее. Поэтому многие мелодии, многие аранжировки мы искусственно стилизуем под те годы. Мне говорят: вот, устаревшая аранжировка. Да она не устаревшая, она специально сделана под то время. Такое сознательное ретро.

- Ваше отношение к сегодняшней эстраде, разнообразию жанров на ней?

Если честно, попсу не люблю. А вообще любое творчество имеет право на жизнь. Эстрадная песня – хорошо, рок – тоже хорошо. Если человек творит что-то, то это уже хорошо, только надо непременно, чтобы это доходило до людей. Любое проявление творчества имеет право на жизнь. Любое, если оно нужно людям, доходит до людей, сделано для людей. «Ты целуй меня везде» - это, по-моему, группа «Руки вверх»? А если у них руки вверх, то представляете, чем они пишут? Или вот о чем поет Глюкоза? «Моя честная ё». Лично я не понимаю. Я не разбираюсь в живописи, но мне очень нравятся некоторые картины. Возьмем квадрат Малевича: это ночью бригада негров разгружает вагон с углем. Конечно, шутка. Но творчество должно как-то влиять на человека. Оно должно куда-то вести. Лучше – чтобы к свету.

- Можно ли говорить о ренессансе авторской песни и если да, то с чем Вы это связываете? Ведь одно время барды ушли в подполье, потому что стали никому не нужны. А теперь?

В последнее время люди опять начали слушать слово. Недавно я выступал на корпоративе, собралась определенная группа людей, казалось бы, весьма далеких от творчества, от поэзии. Так вот: они слушали не только музыку, они слушали слова. Это так замечательно, что люди потянулись за словом! Я не знаю, что вторично. Для меня, наверное, музыка вторична. Как говорил Булат Шавлович, музыка помогает слову быстрее дойти до сознания. Поэтому музыка очень важна именно для того, чтобы донести слово до человека. И то, что пошли люди в залы на слово – это тоже здорово.

Вот и вернулись люди, пишущие авторскую песню, серьезные стихи. Не слова, не тексты, а именно стихи, положенные на музыку. Они стали возвращаться на сцену. Это замечательный показатель развития духовности народа, потому что вначале все-таки было слово, а потом уже все остальное. Это показатель того, что страна не теряет свою культуру и, надеюсь, не потеряет.

- О вас говорят: О, это канадский Александр Розенбаум. Как Вы относитесь к таким сравнениям?

Когда-то в одной статье меня сравнили и с Марком Бернесом, и с Владимиром Высоцким. А потом по моему родному городу Монреалю пошел слушок, что я сам про себя это написал. Я не хочу быть похожим ни на кого. Для меня будет, наверное, самая лучшая награда, когда про кого-нибудь скажут: вот он как Геннадий Норд. Я не хочу быть похож на Розенбаума, хотя мне очень нравится его творчество. Я преклоняюсь перед Высоцким, перед Бернесом.. Но я не хочу быть похожим и не хочу подражать. Я хочу быть самим собой.

Я был и останусь Нордом, и я против сравнений, хотя это высокая честь и я благодарен тем, кто меня сравнивает. Но лучше бы они говорили, что я не похож на кого-то, а так, сам по себе.

- А как живется русской авторской песне на Западе? Неужели она там есть? Неужели есть аудитория, потребность, среда для ее исполнения, за исключением, разумеется русскоязычной, эмигрантской аудитории?

Начну издалека. Возьмем того же Тото Кутуньо. Его мало знают в мире, Только в в двух странах – Италии и России. Если хочешь, чтобы тебя знали в мире, надо петь на английском языке – это международный язык песни. Селин Дион, которая живет в Квебеке, в Монреале пока пела на французском языке была неизвестна. А как только запела на английском – сразу стала звездой мировой эстрады.

Но я ни петь, ни писать на английском или французском я никогда не смогу. Я, ко-нечно, могу говорить на них - пообщаться с людьми, решить какие-то проблемы, но написать песню… Я всю жизнь писал на русском, русский язык – мой инструмент. Дети мои, может быть, что-то и напишут на английском или французском, хотя у них нет творческой жилки, но вопрос не в этом. Они уже канадцы, на английском, на французским говорят свободно. А мы-то не станем ни канадцами, ни французами, ни англичанами, ни итальянцами. Я пишу и буду писать на русском, и мои слушатели, где бы они ни жили, принимают это как данность. Таково свойство шансона. Вот слушаем мы того же Тото Кутуньо и часто не знаем дословно, о чем он поет, но мелодика стиха, речи, манера подачи дают нам возможность понимать это. То же самое стараюсь делать я на русском. И на моих концертах бывают англо-франко говорящие зрители. Недавно у меня в Оттаве был концерт, его снимал один из местных телеканалов местных – два таких совсем черных парня-оператора. Они ни слова не понимали по-русски. Но после концерта подошли и благодарили, говорили, что им понравилось. Значит, что-то поняли. Есть ведь мелодия, интонации голоса, манера подачи. А это понятно на любом языке.

Но вообще-то, пою для говорящих по-русски. А бывших наших граждан невероятно много по всему миру. Много русских в США, Канаде и даже в Мексике. Я уже не говорю про Францию, Германию. Но сколько можно выступать перед эмигрантами? Поэтому Россия, Россия… Здесь основной слушатель, основная его масса.

- А что уезжали-то?

Причин ни политических, ни экономических не было. Была чисто семейная причина, а когда все разрешилось и глаза открылись, это был уже 1991 год, страны, куда возвращаться, больше не было. А Канада принимала и принимает, слава Богу. Природа, погода те же, что здесь. Ментальность другая. И это, наверное, единственная страна в мире, где прямо в первом пункте Конституции написано, что Канада является страной эмигрантов, там все эмигранты... Там подскажут слово, подведут, покажут, помогут, потому что все эмигранты, во втором, третьем, четвертом поколениях. В Канаде не маленькое население, там тихо, там хорошо работается. В прошлом году за один на февраль написал книгу. Видимо, она в голове-то сидела, а потом за месяц родилась. Никто меня не трогал, я и писал – идеальное место для того, чтобы писать, никто не мешает. Конечно, писать можно и на коленке – была б коленка, была б ручка. Но все-таки дома у компьютера сподручней.

- А как лучше пишется – по заказу или без?

Я не умею писать стихи, например, на день рожденья. У меня есть приятель, который легко это делает и пишет к дням рожденья, юбилеям, свадьбам и т.д. Ничего другого он написать не может, а это у него получается просто великолепно: узнает какие-то подробности про человека и так хорошо выходит.

Я не могу писать на заказ, я могу писать только то, что идет от души. Правда, иногда мне заказывают песню. Но это делает мой продюсер. Поэтому я это заказом не считаю. Просто он подбрасывает мне тему, я с ней хожу-хожу, а потом выдаю работу. Если идею в меня вбрасывают, я ее вынашиваю, переживаю как свою. Какой же это заказ?

- В последнее время многие артисты стараются быть сами себе продюсерами. При этом известно, что самопродюсирование разрушает. Как вы решаете эту проблему?

Можно самому себя продавать. Но представьте: вот эта солонка как сама себя продать сможет? Мне повезло в том плане, что мои продюсеры – мои очень хорошие друзья, влюбленные в мои творчество. Генеральный продюсер Олег Владимирович Сидоров. Он создал продюсерский центр, который называется Норд-Продакшн. Мое дело написать, выйти на сцену и спеть. Остальное – его идеи и реализация. Вот модно стало сейчас выпускать электронные книги. Так продюсер меня заставил месяц ходить в студию записываться. Вот-вот электронная книга выйдет. Я благодарен ему за все и не страшно, если что-то не получается сразу.

В первую очередь ценна поддержка. А она у меня тройная: продюсерский центр, Международная федерация русскоязычных писателей во главе с Олегом Воловиком, которая подала меня в этом году на присвоение звания заслуженного артиста России и Союз писателей Москвы, который возглавляет замечательный человек – Римма Казакова, с которой мы очень дружны. Она всегда безотказно даст совет, поможет, подскажет. Это очень важно, когда тебя поддерживают.

- Я так понимаю, что понятие эмиграции для Вас не существует?

А я и не уезжал никуда!.. У меня даже стихотворение такое есть, «Космполит» называется. Я здесь как дома, я и там как дома. Я проехал очень много стран мира – я и там как дома. Везде, где есть русский язык, я думаю. А он сейчас есть во всех стра-нах мира. Есть русский язык – значит я дома, нет – у меня ностальгия. У меня есть чувство родины, а это, как известно, самая безответная любовь. Я очень люблю Рос-сию. Я тут вырос, это мой дом, и потом мы опять приходим к тому, что русский язык – мой родной, это мой инструмент. Я могу на нем писать, говорить, общаться. Но я могу это делать и в любой другой стране. Когда занавес-то лопнул и наши люди по-ехали – и в Германию, и в Голландию, во Францию… Сейчас до утра страны будем перечислять. Русские есть везде и везде можно выступать. Как-то в бывшей Восточной Германии иду по Дрездену и радуюсь – повсюду сплошная русская речь. Я думаю, а где же немцы-то? И то же потом в Париже. Я даже написал:

По Европе ходит кучей
Наш великий и могучий…

Русский язык на самом деле реальный язык международного общения. И хорошо было бы, чтобы его официально признали таковым. Я со своей стороны все бу-ду для этого делать. Потому что пока он есть, меня будут понимать и, значит, мне будет к кому обращаться. А для творческого человека это невероятно важно – поделиться тем, что сумел создать, мы ведь, сами же знаете, без этого не можем. Особен-но когда можно поделиться не с одним-двумя близкими друзьями, а целый зал сидит и тебя слушает, тысячи глаз смотрят – это очень греет душу. А пока есть русский язык, душа все время греется.

Елена ЕЗЕРСКАЯ
Член Международной Федерации русскоязычных писателей.
Журнал «Музыкальная жизнь» № 1. 2008 г.
Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Внимание! Администрация Шансон – Портал – форума не несет ответственности за сообщения, размещенные участниками форума и за высказанные мнения в этих сообщениях. Так же администрация форума не несет ответственности за размещенные участниками форума ссылки, на какие либо материалы, расположенные на других Интернет ресурсах. Тем не менее, если Вы являетесь правообладателем материала, на который есть ссылка в каком либо сообщении Шансон – Портал – форума и считаете, что этим нарушены Ваши авторские или смежные права, сообщите пожалуйста администрации форума. Мы в кратчайшие сроки готовы удалить сообщение со ссылкой на Ваш материал, при предъявлении прав на указанный материал. Пожалуйста используйте форму обратной связи.

Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
© Шансон - Портал - Все права защищены

Подпишитесь на нашу ленту новостей