Поделиться в социальных сетях

17 Jul 2010


Одиссея Фимы Фельдмана

     Литературный редактор Шансон - Портала Дмитрий Шварц поставил себе цель, разыскать своих одесских друзей музыкантов. Задуманное свершилось. После долгих поисков на просторах сети Интернет, состоялась очередная встреча.
     Шансон - Портал представляет интервью замечательныго
музыканта, прекрасного вокалиста Ефима Фельдмана.

      Есть люди, которые всю жизнь борются с превратностями судьбы. Есть те, кто идет с нею рука об руку. А бывают иные - избранники. Им капризница-Фортуна ни с того ни с сего вдруг протягивает свои ладони.
      Одесса – это призвание.

Ефим Фельдман

     Чтобы быть Одесситом, конечно же, надо родиться в Одессе… Такое впечатление, что все подготовлено в Одессе к твоему историческому появлению. У тебя – мать, что родила тебя и Одесса-мама, что одарила тебя быть её посланником. В Одессе вообще все для любого ребенка, одаренного и не одаренного. В Одессе нет не одаренныхдетей, там вера родителей в детей невероятная, невообразимая.

      Дмитрий Шварц: Расскажите, пожалуйста, о себе.

      Ефим Фельдман: Я родился в Одессе абсолютно всем, что я есть. Меня ничто не изменило, и я не знаю, что нового прибавилось в моей жизни. Одесса, она в сердце моём и всюду со мной!
      Юмор и песни в Одессе – это образ мышления, одесситы так мыслят. Они мыслят остро, они слова странным образом сталкивают, будучи многоязычным городом, создают фразы уму непостижимые. Фантастический интонационный ряд. Люди говорят непонятно, ты разговариваешь на языке, которого нет в мире, его нет нигде, он существует только у нас, и в добавок, как музыкант, твой запас слов создает необыкновенный местный колорит твоих мыслей, которых не найти ни в одном Толковом словаре. Потом мы все веселые как бы, когда друг друга видят, ну, во всяком случае, от шутки до шутки живущие, и надо только услышать эту словообразовательную цепочку это уже готоваяпесня, которая становится золотым хитом для многих поколений. Одно время я занялся статистикой песен и шуток разных городов Земли. Так вот, результат был ошеломляющим. Первое место, конечно, Одесса, потом долго, долго никого нет..., и не надо! Сюда, конечно, включены еврейские песни и юмор. Пусть они почти все в минорном ключе, но зато они о нас, о нашей культуре, о нашем бытие и в каждом из нас, это - organic food, или по-нашему, - Манна с неба!
     Об Одессе, никто так не пишет о ней, никто так не поёт о ней, и никто, возможно, ее так не любит, всё остальное – подражание. Подражать этому нелепо, подражать этому нельзя. Каждый, у кого одесский язык не первый, как скажем, у нас, английский, то всегда будет слышен акцент. Он бывает иногда отвратительным, когда начинают шутить не одесситы или притворяющиеся одесситами. Зато, по-популярности,одесского шансона, ему нет равных! Я столько раз видел кислые лица людей, когда исполнялись пародии, и, только пародии в исполнении Афро-певцов, вызывали улыбки, называя это экзотикой для бизнеса и пАрнуса.

      Д.Ш.: Каков был ваш путь в музу?..
 
      Е.Ф.: Со времён, что я помню о себе (мне было 5) я, украдкой от моего старшего брата, подглядывая за ним и его сверстниками, которые играли в ансамбле (он - гитара, Цуна*** - контрабас, Гарик - ударные и Мишка - аккордеон) нахватался аккордов, в основном три мажора (Цуна пел рок-н-ролы). Дома, не раз я рвал струны его гитары, пародируя эту подпольную музыку, что в последствии, чуть не повлияло плохо на нашу семью, живя в коммуналке. В шесть, предки решили сдать меня в школу Столярского. Одолжив денег, они купили мне скрипку, которую я, сами понимаете, так «обожал», что взяв молоток и пару ржавых гвоздей, пригвоздил её к стене, за что был наказан. Моя любовь была гитара. Три года спустя, меня впервые взяли в большой эстрадный оркестр, при Дворце Пионеров, руководителем был Эмиль Тобияш. Там выросли такие музыканты, как Саша Фельдман(Джонсон) - тромбон, Витя (Тюля) - кларнет (забыл фамилию), Костя Швуим -  аккордеон (он раньше жил на Кузнечной, рядом с клубом и мы часто после дворцовской репетиции заходили к нему в квартиру и он, тогда уже наигрывал мне очень сложное по стандартам того времени, это не было «Взвейтесь Кострами…»), и многие другие.
      Потом, став постарше, решил попробовать контрабас. Понравился, да только уж очень большая скрипка, (смеётся) тут уже не обойдешься двумя гвоздями.
      Далее, служба в армии, где был назначен начальником клуба военного округа. Там, за три с половиной года, получив классную стажировку, решил, что теперь я буду делать дома.
Перед самым дембелем, в Ереван, где я службу нёс, приехала команда «Мы из Одессы» с Нюсей Альтман.

Ефим Фельдман
Нюся Альтман, Масик Герштейн, Алик Портной, Юра Беликов,
Вадик Титиевский, Илья Кастрицкий.

     Какое счастье было повидаться с Вадиком Титиевскими и с Масиком.
     И, вот я дома! Мой закодышный друг, Илюша Вакс знакомит меня с Аликом Шамисовым,Игорем Демишканом и Гариком Согомоняном. Начали с «Алых Парусов», затем много, много игры с Милей Зборовским, Лёней Пивоваровым, Аликом Кремером, с нами иногда пели дуэт «Минутка» с Лорой Кудельман (ещё пока не Долиной). Но милиха не дремлет, и в один прекрасный день меня и Таню Бошкарёву (она представляла комсомольско-молодежное кафе Алые Паруса от Горкома Комсомола) вызывают на ковёр в Горком Партии. Там были страшно возмущенны исполнением песни, где были слова: Гэйт а шиксэ - голэ босэ! (Киевский трамвай) И нас попёрли из ООМА. Чуваки пели мне: "Фома ушел с ООМА!"Остаётся Бюро Добрых Услуг. В то время Алик Ошмянский оставил Дворец Бракосочетания, и я, Вова Делеви, Миша Беленький, Лёня Бурд и Валера Савченко (Сява)садимся во Дворец. Об этом я могу написать пятикнижник (пятикнижие).
Там, после 30000 раз Мельденсона, я понял, что пора делать «валенки» (это так мы называли тогда эмигрировать. Прости, прощай Одесса-мама! Мне не забыть твой чудный вид! Прости, прощай Одесса-мама! Спасибо, что меня ты родила.

      Д.Ш.: Какую роль сыграла одессика в вашей жизни?

      Е.Ф.: Вспоминаю один случай в Одессе. Летом жарко в городе и я, решив отдохнуть от земной прелести и одесского шансона, собираюсь в очередной рейс по Крымско-Кавказской. В те, 70-годы, Одесское Пароходство обзавелось свежими теплоходами, которые перед фрахтом с компанией Неккерман из Европы, должны были пройти «обкатку» по Черному Морю. Пришел очередной, пахнущий красавец-лайнер «Одесса». Я набираю команду Саша Айхенвальд - орган, Яша Кривой - ударные и Гена Калмыков - гитара, в моей надежде потусоваться и поиграть недельку с музыкантами, знающих, как мы говорили тогда: "фирмУ". Заходим на пароход и сразу в зал. Смотрю, у нас у всех челюсти отвисли! Всё фирменное: обалденное снаряжение: полный Людвиг-барабаны (мечта друга моего - Джоника), бас-гитара - Фэндер, гитара - Лэс-Полл и БИ-3. Все на радостях, ведь, по тем временам, это был только сон. Конечно, ни о какой еде или отдыхе не думали, сразу ринулись в бой, хотя до отхода судна было ещё часов пять. Помощник капитана объяснил мне, что пассажиры в этот раз очень важные. Все знатные представители иностранных агентств на Черном Море (Болгарии, Румынии, Турции и Б-г знает кто ещё), так, что ребята на вас смотрит весь мир, не опозорьтесь!
      Конечно, после такого вливания, мы почувствовали себя очень важными, ведь не часто на тебя Родина возлагает такую ответственность!
     Начали вечер с "Кровь, Пот и Слезы", затем "Юрай-Хип", "Дип Пёрпл", "Пинк Флойд"и пр. Бителс-пикэлс-шалопай. Мы торчим от музыки, а толпа (их 200 человек) - вся пьяная. Подходит один пьяный м-дак и глаголет такую речь: Вы шо, жидки, граетэ? Заграйте нашенское, иначэ выбросим вас за борт, б----ь. Вот так, кайфоломов. И вся толпа направляется к сцене (а их было очень много). Мне сразу пришел на ум Франко (да не пароход), потом я вспомнил, это - стих Павла Тычины, еще со школы:
На майдані коло церкви революція іде. —  Хай чабан!  — усі гукнули, — за атамана буде. Прощавайте, ждіте волі, — гей, на коні, всі у путь! Закипіло, зашуміло — тільки прапори цвітуть... Ну и мы смылись через задний проход на сцене. Забились в каюте, а Саша хотел быть героем: Да то, да сё, с трудом удержали. Утром, следующего дня, в Ялте, меня вызывает тот же замполит и говорит: Вы, приехали! Выходите здесь в Ялте. Этот пароход носит название Города-Героя Одессы, а вы играете, черт знает что. После непродолжительной беседы с ним, я упросил его дать нам ещё один шанс. Он согласился! Говорю я ребятам: Сегодня вечером играем народное! О.К.
      Мой список одесских песен хватил бы до Сочи и обратно без перерыва. Когда, вечером, я начал свою одесскую поппури (это примерно полтора часа), толпа, так называемых важных иностранных гостей, на последней ноте свалилась на пол (они очень устали), а к нам на сцену поднялся этот замполит, обнимая и целуя каждого, принес ящик бухла. Все были счастливы. И мы продолжали своё плавание с «ино-товарищамы» под прикрытием Одессы-мамы.
     Я обязан ей, Одессе-маме, наверное, абсолютно всем.
Потом ещё много раз я плавал по Крымско-Колымской, но уже с другими музыкантами. Эти чуваки уж больше не хотели Павла Тычину.

      Д.Ш.: И как вам пришлась Америка?

      Е.Ф.: Ещё когда я начал в кафе Алые Паруса, я понял, что надо верить в чудеса (смеётся).
Приехал в Бруклин в четверг вечером, не без наставлений друзей Марика и Додика Дойбан. Сам Бруклин в ночь приезда из окон машины выглядел как одна огроооомная старая тюрьма. На следующий вечер я зашел в небольшой ресторан под названием «Садко» Всё это, Бруклин, Брайтон вряд ли радовали мой глаз, да и сам ресторан был похож, как говорят в Одессе: а зохн вэй и танки наши быстры. Но как только я увидел все знакомые лица, я понял сразу, так это же кусок Одэссы, это - новости для прэссы и мемориальные места! Свои знакомые лица Марик, Саша Айхенвальд, Лёня Новиков, Миша Боцман, а также одесситы-клиенты Монца, Кадык, и ещё многие известные личности, короче, их вся Одесса должна была узнать!
      Ну, думаю: приехал, ресторан «Тополь»! Тут сразу ко мне подканал балэбос** ресторана, покалякали о том, о сём, и просит: давай, Фима! Не думал никогда я не гадал, что вот так будет и в Америке. Евреи говорят: Б-г сотворил человека потому, что Он любит разные и смешные истории.
     Так с этого дня началась моя новая история на старый лад в Америке, первые 15 лет от звонка и до звонка, без единого перерыва, только менял места, адреса и лица.

      Д.Ш.: Что вы можете рассказать о том, как вы поменяли свой стиль в музыке, ведь в раннем детстве у вас проявлялись желания к рок-н-роллу?..
 
      Е.Ф.: Это произошло только спустя десять лет. На первых парах, понимание есть то, в чём мы уже уверенны, что у других этого ещё нет, ведь самая тяжелая вещь в мире, это - пустой кошелек.
     И опять, в который раз помогла Одесса-мама! Завожу своё одесское попурри, все писают кипятком, нужна лопата или лучше пылесос для лавэ! Следующий день, очередь попасть в ресторан. Философия очень стара, знакома со времён Древнего Рима: музыки и зрелищ! Акции нашего состава поднялись, мы жаждем подъёма. Два месяца спустя, один одессит строит новый большой NightClubODESSA, мы, ансамбль - «Одиссей» открываем его. С этого времени начинается новая эпоха возрождения. Вся эмиграция в Америке и не только, следит вынимательно за лидерами (имею в виду, Нью-Йорк). И как у Ильфа и Петрова, все самолеты, пароходы и верблюды идут в одном направлении, это - Новые Васюки! - Центр Мира!
     Вы не сочтите за намёк, но присмотритесь вы к Одессе, она, наша Мама, и впрямь стала центром Мира!

      Д.Ш.: С этого места, пожалуйста, если можно, поподробней.

      Е.Ф.: Русский ресторан, как меня уверял один из местных авторитетов, для нас и Большой Театр, и Филармония, и Дворец Съездов, и стадион, и синагога. Хотя, по тем временам, я не знал среди всех евреев в иммиграции, кого-нибудь, кто соблюдал бы традиции или ходил бы в синагогу, а они были на каждом углу в Бруклине. Рестораны трещали, за 2-3 месяца вперед нужно делать резервацию. А сколько людей узнав, как весела жизнь в Бруклине (квартир не снять на Брайтоне, начинается заселение целинных и залежных земель), начали сначала ехать в гости к родственникам (а родственников, как говорил Хазанов, как собак недорезанных), а уж потом навсегда. Поначалу, Брайтон был для одесситов, ведь мы любим у моря, затем он стал разношерстный. Из-за этого начали меняться песни и репертуар. Всё больше интереса становилось не только к одессике, тут и начинается переход в следующую веху, правда, не для всех.
     Я вспоминаю такую немаловажную деталь.
     Длительное время ностальгия считалась болезнью. Приехав в Штаты, очень не малое количество иммигрантов поначалу страдали этой, если можно так сказать, хроникой. То есть, им хотелось музыкой и песнями заполнить то, что было пока недоступно здесь. Чужой язык, культура, TV, Радио, еда и т.д. И тогда я решаю, что народу недостаточно только русской еды и ресторанов, им нужно советское кино! Открыв компанию по прокату русского кино, достаю первый фильм «Джентльмены Удачи».
Бруклин, зима 1978, мокрый снег с дождём, очередь длиннее, чем в Овир. Кинотеатр Ошеана вмешает более 300-350 мест, а желающих ещё больше, арендую зал еще на один сеанс, кому не достались билеты, обещаю в следующее воскресенье показать. Я не мог им объяснить, что киномеханик в Ошеане, ни за какие деньги не может больше крутить этот отстойный советский формат плёнки, такая плёнка была в Штатах ещё до войны, причем, первой мировой!
     Пришлось одолжить, конечно, за деньги, в местном музее киноаппаратуру, причем, единственную на весь Нью-Йорк. Ну и, покатил я по всей Америке, как джентльмен с удачей, показывать эту единственную кинуху. Правильно сказано в Торе: Не хлебом единым сыт человек! Я своими глазами видел везде, где был, как люди смеялись с этой комедии, хотя все из них, 100% её видели много раз, и как они благодарны были за этот кусочек из прошлого.
     Следующий проект; нахожу партнёра, и решаем привезти Володю Высоцкого. Почти неосуществимая идея. Скрывая все детали, Январь 1979 - Высоцкий у нас. Я давно не видел столько счастливых лиц, хотя по моим опросам у входа в концертный зал, не все понимали его песни, зато пришли на его концерт, т.к. это было самое знаменательное событие со времён первой эмиграции. Вот так закалялась сталь!

      Д.Ш.: Скажите, а были ли у вас успехи, в другом амплуа?

      Е.Ф.: Лучше попытаться стать ценным человеком, нежели быть успешным. После моих походов с кино и Высоцким, узнав мир эмигрантов, я вернулся опять в Бруклин, уже в новый ресторан «Садко». С Майей Розовой меня еще познакомил Осик Шлафштейн где-то в шестидесятых годах, мы что-то, где-то играли. Затем её талант унёс её от нашего поля зрения, она стала легендой. Мы все были рады за успех, ведь она представляла нас, и, конечно же, Одессу в высшей лиге!
     Случай нас свел ещё раз. Каково было мое чувство, когда Майя, позвонив мне, пригласила, как бас гитариста в оркестре, где она поёт. Затем взял трубку не менее известный в музыкальном мире, тромбонист Алик Шабашов.
     Я дико извиняюсь, я ж так вариант! Чё, это Вы с Одессы, что ль? Ну шо, так сразу бы и говорили... я сразубыло, и не в понятках, влетел, а вот теперь я готов послушать за вашу просьбу! Здрассьте! После небольшой паузы и смеха мы собрались вместе и решили играть всё по слуху.
     Так началась ещё одна веха моей деятельности. Вообще большой закалки играть с женским полом на одной сцене 6-7 часов ещё не было. Обычно они спели 1-2 песни и на отдых. Ну, как известно, в русском ресторане петь надо одну за другой, а ведь Майя из большого оркестра, ну думаю, эта работа, не цымыс! Хотя я - закаленный боец. Начали работу. Так вот, Розова на сцене незамениМАЙЯ... и всем Маям, Апрелям и Мартам может большую фору дать. Ну и огонь! И всё без напряги, всё классно, а, главное, ни каких забросов. И где найти таких, как Майя? Конечно, где в Одессе! Но не очень долго музыка играла, иногда думаешь, всё так-груви, зачем же всё это не навечно? Но есть вещи намного поважнее, чем успех. Б-г повелевал: будь ценным и размножайся!
     Не легко расставаться или терять друзей, а музыка-это большая сводница. Теперь Майя стала мамой!
     После её ухода в декрет, наш оркестр пополнился талантливой солисткой из оркестра Вайнштейна, Мариной Львовской и очень талантливым пианистом-солистом, киевлянином, Аликом Мирласом, а также нашим одесситом сакс/кларнет, Гариком Согомоняном. Через небольшой период, к нам прямо с аэропорта, пришла Люба Успенская. И жизнь снова пошла своим чередом. Весь букет «Поющих звёзд» быстренько стал флагманом всего шансона в жизни Маленькой Одессы. Репертуар был настолько богат и разнообразен, что чуваки из других клубов, не только Нью-Йорка, Торонто и Монреаля, приходили с магнитофонами и искали стол поближе к сцене. К нам в команду подключались саксофонист из Киева - Боря Людмир, одессит - Миша Беленький, гитарист - киевлянин Лёня Полищуков, пианист - Миша Шуфутинский и другие небезызвестные музыканты. Успех держали до 1984.
     Затем, я и Алик Мирлас поехали в Чикаго, а Люба Успенская, записав свой первый диск, укатила в Лос-Анжелес, где и осталась, вышла замуж и родила. Чикаго - это незабываемый город! Там я играл в ресторане, «Тройка», на Бродвее, (Овир – Бродвей, а зохн вэй!) и об этом месте я мог бы рассказать, написав трёхтомник, затем, новый и популярный найт-клуб « MoscowNights» с Аликом Каминским, Геной и Мариком Рывтином, который жил в Канаде и приезжал на работу каждую неделю. В 1986, когда Миша Шуфутинский, уехал из Н.Йорка в Л.А, нас пригласили вернуться назад в Нью-Йорк, выступать в огромном найт-клубе «Парадайс», где я проработал до 1991. Вначале, два года с Мирласом, Полищуком, Мариной, Димой Котляревским, Сэмом Майклсоном и парой Афро-певиц. А затем, после перестройки Парадайса, не без моих идей, он превратился в настоящий супер-клаб в стиле - а-ля Лас-Вегас. Тут-то и началась новая веха крутизны на широкую ногу.
     Как говорится: Большому кораблю - Большое плавание! Профессиональное освещение, саунд-систем, новая сцена и пр. Это - эволюция, от Маленькой Одессы к Атлантик-Сити, даже карпет на полу как в казино, а стены были покрыты звукоизоляцией и задрапированы карпетом. Ну, теперь можно и пошуметь. К квартету наших немало известных музыкантов, Игорь Швачкин-клав., Лёня Клейнер-клав., Семен Горелик-гитара, Юрий Пираг–ударные, Саша Машарский-бас, Юра Любарский-бас, я добавил семь фронт-солистов. Трое из наших: Марк Грушко и обаятельная Ирина Минская, а также Анатолий Алешин из "Аракса". Из популярной передачи по ТВ « StarSearch», я приглашаю всех лауреатов только: Джинаро (США) слыл, как KingofRock& Roll, Ким Лэсли (Англия) -AllThatJazz, Никки Харт (США) - Pop, Карли (Мисс Швеции) хард рок, Мишель (Аргентина), Константин-Башерон (Греция). В этот же период импортирую гастролеров из бывшего Совка: Михаила Муромова, Аркадия Хоралова и др. Перед самым отъездом из Нью-Йорка успел повидаться с Лорочкой Долиной.

      Д.Ш.: Скажите, Вы человек легкий на подъем?

      Е.Ф.: Ну и ну!
Подъемов былов моей жизни не мало. Само слово подъём, как-то не очень рифмуется со мной. Вот, если б рифмовать жизнь мою с другими словами, то это выглядело бы, приблизительно, так: вибрация, операция, генерация, нация, реверберация, парторганизация, эмиграция, адаптация, корпорация, инфляция, декорация и репутация.
Да, было не всегда легко мне взбираться вверх на палубу парохода, построенного мною для выступления в шоу. Но каждый раз, как корабль выплывал, после объявления моего номера: «Дамы и господа!!! Для Вас, Уважаемые Гости, Адмирал Одесской Песенной Флотилии!» и т.д. Вот тогда это был такой прилив и подъем во мне, что всё остальное - голы-гурнышт.
     Когда у человека искусств репутация достигает пика, он уходит с поля зрения под аплодисменты, нежели под тухлые яйца. Правда, я слыхал, как на одном мероприятии героя забросали тухлыми яйцами и были слышны аплодисменты, но это было при удачном попадании.
      Шансон (по-французски, песня), так звучит, это - здорово! А Шансонетки (не очень). И вообще, весь этот Шоу-Биз, это, как Американская Горка, где тебя привязали и потащили, кричи, не кричи, выхода нет, пока не прибудешь на станцию «Вылезай-ка», только там, если ещё жив, можешь сказать: Их как аф дир***, хотя ты есть заведующий собес! Страха уже нет, страшнее оставаться в том виде, в котором ты существуешь, даже если это приносит тебе успех и удачу. Беру One Way Ticket To The MOOOOOON!!!! Испесней по жизни....

Дамы, господа, я восхищен и смят
Мадам, месье, я счастлив, что таиться!
Леди, джентльмены, я готов стократ,
Умереть и снова здесь родиться.
 
Ведь Я - Одессит! Я Из Одессы!
Есть У Меня Другие Интересы,
Я Не Шучу, Я Не Могу Иначе,
Ведь Всё Это Потому,
Что Я Ж Родом Из Одессы!!!!!

***

Цуна* - Валерий Ободзинский

балэбос** - хозяин

Их как аф дир*** - плевал я на тебя

Фотоиллюстрации к статье

Одесса-мама 1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

27

28

29

30

31

32

33

Авторские комментарии к фотографиям:

                                                     Одесса
№ 1   Моё почтенье, дорогие Одесситы!
№ 2   Игорь Демишкан, Гарик Согомонян, Алик Шамис – Алые Парнуса
№ 3   Лёня Бурд, Миша Беленький, Вова Делеви, Валера Савченко- Дворец Сочетания
№ 4   Коля-клав.  Забыл!-ударн. Витя-сакс - Теплоход «Украина»
№ 5   Морвокзал между рейсами
№ 6   Перед выездом из Одессы-почти вся биржа музыкантов, но с жёнами, на свадьбе у Алика
                                                  Нью-Йорк, США
№ 7   Лёня Новиков, Миша Боцман, Саша Айхенвальд, Марик Дойбан – Открываем первый ресторан
           «Одесса»  в США!
№ 8,9,10,11   Мая Розова, Алик Шабашов-клав. Вадик Косинов-удар., Гриша Димонт-гитара, Марик Имер-скрипка
№ 12    Марина Львовская, Вадик Косинов, Миша Беленький, Алик Мирлас –«Садко»                    
№ 13    Все те же лица и Люба Успенская
№ 14    Все те же лица и Боря Людмир-сакс
№ 16   Лёня Полищук-гитара, Вадик-удар., Миша Шуфутинский и др.
                                                 Чикаго, США
№ 17   Мы в Чикаго Марик Дойбан, Виля Бардер, Алик Каминский
№ 18,19   Алик-уд., Марик Ривтин-сакс, Гена-клав., афро-шансонетки дуэт-«Бикицер»
№ 20   Чикаго-с понтом под зонтом новая американская биржа
                                                  Нью-Йорк, США
№ 21   «Парадайс» Нью-Йорк, «Singing Stars»
№ 22    Золотая труба Одессы - Аркадий Астафьев даёт первый публичный урок моему сыну Эдику
№ 23   Группа «Russian Express» мы в Парадайсе
№ 24   Прощальная реклама «России» со мной
№ 25   Лариса Долина, её сестра и я последний день, как резидент Нью-Йорка
                                                          Гавайи
№ 26,27  Я в Н.Йорке в гостях: Миша Боцман,Осик Шлафштейн, с женой, из Германии
№ 28,29 Попытка не-пытка, Русский ансамбль на Гавайях, Лёня Клейнер-клав.
№ 30,31,32,33 Группа «Руах» День Независимости Израиля

 

 

Специально для Шансон - Портала

США - Израиль
© Ефим Фельдман
© Шансон - Портал
18 июля 2010 года


Ефим Фельдман
 

Дмитрий Шварц
Дмитрий Шварц


«Шансон - Портал» основан 3 сентября 2000 года.
Свои замечания и предложения направляйте администратору «Шансон - Портала» на e-mail
Мнение авторов публикаций может не совпадать с мнением создателей наших сайтов. При использовании текстовых, звуковых,
фото и видео материалов «Шансон - Портала» - гиперссылка на www.shanson.org обязательна.
© 2000 - 2017 www.shanson.org «Шансон - Портал»

QR code

Designed by Shanson Portal
rss