Внимание! Регистрация на наш форум временно приостановлена. Для связи с администратором, используйте функцию "Обратная связь".

ШАНСОН - ПОРТАЛ Шансон - Портал - Галерея

ШАНСОН - ПОРТАЛ - ФОРУМ



Loading






Вернуться   Шансон - Портал - форум > Русский шансон > История классики шансона

История классики шансона Истории создания песен и т.д.

Ответ
 
Опции темы
  #1  
Старый 05.04.2009, 22:11
Аватар для haim1961
haim1961 haim1961 вне форума
Модератор
Ветеран форума
 
Регистрация: 29.01.2008
Адрес: Израиль.г Нетания
Сообщений: 2,146
По умолчанию Из истории вальса "На сопках Маньчжурии"

Автор Николай Кружков.
По материалам сайта "Виртуальная Ретро Фонотека".
[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]

Из истории вальса
"На сопках Маньчжурии"


На сопках Маньчжурии
Муз. И. Шатрова

[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]
Вальс
Оркестр
(17109 - 1949 г.)

[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]
Автор слов на пластинке не указан
О
ркестр

(11842
- 1944 г.)

[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]
(Вариант)
Хор Московской областной филармонии
Художественный руководитель В.Соколов
В.Шашин и А.Зуев (баяны)
(30052
- 1958 г.)

[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]
Автор слов П.Шубин
Оркестр студии под управлением Ан.Бадхена

(1891 - 1958 г. Местная промышленность)
А вот еще одна история об эволюции песни, которая уже не так забавна. Скорее даже напротив - она грустна и, на первый взгляд, вообще кажется удивительной. Явление, ставшее причиной этого, довольно известно и часто встречается в музыкальной жизни. Я говорю об уже знакомой читателям теме "превращений", когда постепенная трансформация музыкального произведения, происходившая в ходе роста числа его интерпретаций, полностью меняла не только форму, но и смысл этого произведения. При этом наиболее впечатляющей является разница между двумя крайними звеньями этой эволюционной цепи, особенно при условии, что ее промежуточные звенья находятся вне поля зрения.
Взять, например, историю одного из самых красивых российских вальсов "На сопках Маньчжурии". Вообще, весьма часто случалось, что на мелодии красивых вальсов писались слова. Как правило, в дискографиях они значились как "народные". Вспомним, например, "Амурские волны" в исполнении ансамбля песни и пляски ВМФ, "Дунайские волны" Утесова и так далее. Как правило замечаешь, что там менее удачные тексты как бы натягивались на музыку, для которой они писались. Объяснением этому может служить разбор этимологии музыкальных тем советских вальсов - как правило в их основе лежали более старые мелодии, исходные тексты которых явным образом наследовали родовые признаки дореволюционного мещанского романса - неизменную вычурность, эстетскую надрывность, идеализированность тематики. Эти тексты, в последующем, либо изменялись так что бы, они не противоречили канонам советского песенного жанра, либо просто не исполнялись, как несоответствующие духу времени. Для советской песни это "явление переноса" сопоставимо по значению с "явлением переноса" из допушкинского периода в русской поэзии - именно усилиями советских авторов песня перестала быть привилегией того или иного сословия и стала песней массовой, бытовой, понятной и доступной всем и каждому.
А что же касается вальса "На сопках Маньчжурии", то наверняка, каждый из читающих эти строчки сходу может вспомнить для себя пару-другую запомнившихся с детства текстов, особенно из тех, которые было принято негромко исполнять после отбоя в пионерских лагерях, да и то лишь строго при условии отсутствия старших (хотя в последнее время таких куплетов уже не гнушаются и юмористы на эстраде). Мало кто знает, да скажем прямо - никто практически не знает, какими были настоящие слова этого вальса, под который танцевали наши дедушки и бабушки, какую смысловую нагрузку они первоначально несли. Началом для этого изыскания послужило когда-то письмо Александра Мельникова. "Эта песня была написана после русско-японской войны - войны бездарно проигранной. Она посвящена русским солдатам, погибшим, по сути, зря (как тогда говорили, война началась "из-за дров", т.е. концессий на добычу леса). Поэтому и содержание текстов соответствующее" - написал он. К письму прилагались и сами тексты - один дореволюционный, другой уже советский.
Как несложно понять, в исполнении Ивана Козловского прозвучал первый вариант, хотя и с немного иными словами. Например "кровавая тризна" - это все таки слишком круто, даже если принять во внимание состояние исторического момента (а про "кровожадность" русского народа мы наслушались уже вдоволь!). Кроме того, политика и подлинное искусство несовместимы.
В 1945 году поэтом-фронтовиком Павлом Шубиным был написан еще один стихотворный тест на музыку Ильи Шатрова. Идею текста навеяли бои Красной армии с войсками милитаристской Японии. Этот текст можно считать наименее известным, тем более удивительно что запись вальса сохранилась в грамзаписи. В 2007 году эта, ранее неизвестная исследователям запись, была сделана Константином Вершининым с пластинки Артели "Пластмасс" под номером 1891. Запись песни в исполнении П.Т.Киричека датируется 1958 годом.

На сопках Маньчжурии
(Дореволюционный вар.)

Спит гаолян,
Сопки покрыты мглой...
На сопках Маньчжурии воины спят,
И русских не слышно слез...

Страшно вокруг,
Лишь ветер на сопках рыдает
Порой из-за туч выплывает луна,
Могилы солдат освещает.

Белеют кресты
Далеких героев прекрасных.
И прошлого тени кружатся вокруг,
Твердят нам о жертвах напрасных.

Средь будничной тьмы,
Житейской обыденной прозы,
Забыть до сих пор мы не можем войны,
И льются горючие слезы.

Героев тела
Давно уж в могилах истлели,
А мы им последний не отдали долг
И вечную память не спели.

Так спите ж сыны,
Вы погибли за Русь, за Отчизну.
Но верьте еще мы за вас отомстим
И справим кровавую тризну.

Плачет, плачет мать родная
Плачет молодая жена,
Плачет вся Русь, как один человек
Злой рок и судьбу кляня...


Цитируется по альбому "Митьковские песни"
На сопках Маньчжурии
А.Машистов

Ночь подошла,
Сумрак на землю лег,
Тонут во мгле пустынные сопки,
Тучей закрыт восток.

Здесь, под землей,
Наши герои спят,
Песню над ними ветер поет и
Звезды с небес глядят.

То не залп с полей долетел -
Это гром вдали прогремел. 2 раза
И опять кругом все так спокойно,
Все молчит в тишине ночной.

Спите, бойцы, спите спокойным сном,
Пусть вам приснятся нивы родные,
Отчий далекий дом.

Пусть погибли вы в боях с врагами,
Подвиг ваш к борьбе нас зовет,
Кровью народной омытое знамя
Мы понесем вперед.

Мы пойдем навстречу новой жизни,
Сбросим бремя рабских оков.
И не забудут народ и отчизна
Доблесть своих сынов.

Спите, бойцы, слава навеки вам!
Нашу отчизну, край наш родимый
Не покорить врагам!

Ночь, тишина, лишь гаолян шумит.
Спите, герои, память о вас
Родина-мать хранит!

Цитируется по книге: "Старинные вальсы, романсы и песни. Песенник" - Составитель Е. Б. Сироткин. Л., "Советский композитор", 1987.
На сопках Маньчжурии
П.Шубин

Меркнет костер,
Сопки покрыл туман.
Легкие звуки старого вальса
Тихо ведет баян.

С музыкой в лад,
Припомнил герой-солдат
Росы, березы, русые косы,
Девичий милый взгляд.

Там, где ждут сегодня нас,
На лугу в вечерний час,
С самой строгою недотрогою
Танцевали мы этот вальс.

Вечера свиданий робких
Давно прошли и скрылись во тьму...
Спят под луною маньчжурские сопки
В пороховом дыму.

Мы сберегли
Славу родной земли.
В битвах жестоких мы на Востоке,
Сотни дорог прошли.

Но и в бою,
В дальнем чужом краю,
Припоминаем в светлой печали
Родину-мать свою.

Далека ах, далека
В этот миг от огонька.
В ночи хмурые из Маньчжурии
Уплывают к ней облака.

В темный простор,
Мимо ночных озер,
Легче, чем птицы, выше границы
Выше сибирских гор.

Покидая край угрюмый,
Летят за нами в радостный пусть
Все наши самые светлые думы,
Наша любовь и грусть.

Меркнет костер,
Сопки покрыл туман.
Легкие звуки старого вальса
Тихо ведет баян.

Цитируется по грамзаписи на пластинке Артели "Пластмасс" № 1891

Серьезную помощь в работе над текстом истории вальса оказал Александр. К сожалению я своевременно не уточнил его фамилию, но надеюсь он откликнется и позволит мне исправить допущенное недоразумение. Благодаря переписке с ним материал приобрел законченную форму. Отдельную признательность хочется высказать самарскому краеведу А.Н.Завальному, оказавшему неоценимую помощь в поиске материалов о самарском периоде жизни И.Шатрова.

Наш Вальс.

Автор вальса «На сопках Маньчжурии», русский армейский дирижер Илья Алексеевич Шатров (1879— 1952), родился 1 апреля 1879 года в семье мещанина (по другим данным - купца) города Землянека Воронежской губернии. Рос он в семье многочисленной, дружной и музыкально одаренной. С детских лет мальчик впитывал бесхитростные народные мотивы и играл на различных народных инструментах. Профессиональным музыкантом стала его двоюродная сестра Елена Михайловна Фафинова-Шатрова, певшая на сцене ГАБТ СССР (1936—1949), а затем воспитывавшая вокалистов в Доме культуры имени И.В.Курчатова.
Фото из статьи
"Известные павлоградцы: Илья Шатров".
Газета "Павлоградские новости" от 5 Августа 2004
После смерти отца в 1893 году Илья воспитывался во взводе трубачей Гродненского гусарского полка. В 1900 году он заочно закончил Варшавский музыкальный институт и получил звание военного капельмейстера. С 1903 года И.А.Шатров служил капельмейстером 214-го Мокшанского пехотного полка в Златоусте. Часы досуга он проводил в кругу местных музыкантов-любителей, пробовал свои силы в композиции. Вернувшись на Урал после маньчжурских боев, Шатров создал прославившее его музыкальное произведение — вальс «На сопках Маньчжурии».
В те годы появилось много произведений, навеянных дальневосточными событиями. Это были песни о подвиге крейсера «Варяг» (среди прочих на эту тему откликнулся инженер-генерал Цезарь Кюи), «Героический подвиг» А. Таскина, «Молитва о победе», «Гибель Рюрика», «Памяти вице-адмирала Макарова», марш «Порт-Артур» и «От павших твердынь Порт-Артура» А. Данилевского, «На Байкале» В. Катанского, «Забайкальский вальс» В. Бекнера и другие.
Музыканты вместе с армией переносили все тяготы войны, принимали непосредственное участие в боях. О героизме музыкантов свидетельствовали списки награжденных. Капельмейстеры русской армии не имели офицерских чинов, большинство из них были вольнонаемными, и, по уставу, награждались медалями. Но в виде исключения за служебные или боевые заслуги некоторые из них были пожалованы гражданскими чинами, соответствующими офицерским, и награждены орденами.
По объявлении мобилизации 1 июня 1904 г. Мокшанский полк развернулся в полевые пехотные полки - 214-й Мокшанский (54-й дивизии) и 282-й Черноярский (71-й дивизии). В 214-м Мокшанском полку числилось: 6 штаб-офицеров, 43 обер-офицера, 404 унтер-офицера, 3548 рядовых, 11 конных ординарцев и 61 музыкант. В феврале 1905 г. полк участвовал в кровопролитных боях под Мукденом и Ляояном. Мокшанцы одиннадцать суток не выходили из боев, удерживая свои позиции. На двенадцатый день японцы окружили полк. Силы оборонявшихся были на исходе, заканчивались боеприпасы. В этот критический момент в тылу у русских заиграл полковой оркестр, которым дирижировал капельмейстер Илья Алексеевич Шатров. Сменяли друг друга марши. Музыка придавала солдатам силы, и кольцо окружения было прорвано.
Полк был практически уничтожен, уцелели 7 музыкантов, награжденных впоследствии Георгиевскими крестами, почетными серебряными трубами. Капельмейстер И.А.Шатров за «отлично-усердную службу присвоенной обстановке» летом 1904 года был награжден серебряной медалью «За усердие» для ношения на Аннинской ленте, а зимой 1904/05 года «за разновременные отличия против японцев» был отмечен (вторым из военных дирижеров в России), офицерским орденом — Станислава третьей степени «с мечами» (По другой версии - 1-ым).
8 мая 1906 года Мокшанский полк вернулся на Урал. Летом 1906 года в г.Златоусте Шатров создал первую редакцию своего вальса. Он приобрел пианино и занимался музицированием, сочинением военной музыки и музыкальной лирики. Был вхож в местный музыкальный кружок, который собирался на квартире священника привокзальной церкви, большого любителя музыки Лавра Фенелонова. Об этом позже поведала Евгения Чертополохова, которая была одной из первых, слышавших вальс «На сопках Маньчжурии» в авторском исполнении. Шатров посвятил вальс своим погибшим друзьям и создал первую версию "На сопках Маньчжурии", название которой было "Мокшанский полк на сопках Маньчжурии". Вскоре этот вальс стал известен не только в России, но и за ее пределами. В пору написания вальса Илье Алексеевичу Шатрову было 27 лет.
После волнения мокшанцев с 18 сентября 1906 года до расформирования в июле 1910 года Мокшанский полк был передислоцирован в Самару. Здесь Шатров сдружился с педагогом, композитором и нотоиздателем Оскаром Филипповичем Кнаубом (1866—1920), который оказал начинающему композитору серьезную помощь в завершении работы над вальсом и его последующем издании. В июне 1907 года ноты вальса И. Шатрова «Мокшанский полк на сопках Маньчжурии» уже продавались в магазине дешевых изданий О.Кнауба.
В Самаре и состоялось первое исполнение вальса полковым оркестром. Это произошло в саду городской усадьбы (Струковском саду). Однако самарская публика вальса не приняла - провинциалы молча разошлись, не утруждая себя аплодисментами.
29 апреля 1908 года газета "Городской вестник" по этому поводу писала: "В Струковском саду с 24 апреля играет оркестр квартирующего в Самаре мокшанского полка, под управлением капельмейстера Шатрова, который по-видимому задался целью устранить из играемых оркестром музыкальных произведений бравурных пьес, с непременным участием громыхающего турецкого барабана и трескотней медных тарелок. Публика, приученная к бравурному строю всевозможных попурри, молча встретила игру оркестра, хотя разыгрываемые пьесы были разработаны довольно солидно и добросовестно."
И. А. Шатров (1906 год).
фото из статьи
"На На сопках Маньчжурии".
(Л.Еремина, Г.Еремин)
Музыкальная жизнь, 1980
Однако уже через год вальс был тепло оценен и принят публикой: тиражи нот (а с 1910 года и граммофонных пластинок) значительно превзошли тиражи других модных вальсов. Популярность его была чрезвычайно высока. Только за первые три года после написания вальс переиздавался 82 раза. Граммофонные пластинки с написанной Шатровым музыкой выпускались огромными тиражами. За границей этот вальс даже назвали «национальным русским вальсом». Только в дореволюционные годы на популярную мелодию было написано несколько вариантов текста. Наибольшее распространение получили стихи, написанные Степаном Скитальцем:

Тихо вокруг, сопки покрыты мглой,
Вот из-за туч блеснула луна,
Могилы хранят покой.
Белеют кресты – это герои спят.
Прошлого тени кружат давно,
О жертвах боёв твердят.
Тихо вокруг, ветер туман унёс,
На сопках Маньчжурии воины спят
И русских не слышат слёз.
Плачет, плачет мать родная,
Плачет молодая жена,
Плачут все, как один человек,
Злой рок и судьбу кляня!…
Пусть гаолян вам навевает сны,
Спите герои русской земли,
Отчизны родные сыны.
Вы пали за Русь, погибли вы за Отчизну,
Поверьте, мы за вас отомстим
И справим кровавую тризну.

Некоторые издания вальса сопровождались авторскими ремарками к музыкальным фразам: «Грустно» или «Разговор осиротелых женщин», «Разговор солдат». А за ремарку «Гнев солдат» кавалера ордена Станислава вызывали в полицейский участок.
Благодаря помощи О.Кнауба Шатров выпускает свой второй вальс — «Дачные грезы», тема которого была навеяна автору его увлечением семнадцатилетней девушкой Александрой Шихобаловой. К 1911 года тираж этого вальса был успешно распродан.
И вальс «На сопках Маньчжурии», отразивший настроения тяжелого военного времени, и «Дачные грезы», продолжавшие традиции русского бытового вальса и воплощавшие мирную идиллическую картину, уступали, быть может, модным в те времена вальсам О. Кнауба в техническом мастерстве, «гладкости» формы. Но, в отличие от вальсов Кнауба, вальсам Шатрова была свойственна ярко народная характерная мелодика. Это и делало их приметными, запоминающимися.
1910 год стал драматическим для капельмейстера. Мокшанский полк был расформирован. Умерла любимая. Рушились одна за другой романтические надежды на будущее. Все это сказалось в сочинении И. Шатрова «Осень настала» (опубликован 1911 г.) на слова Я.Пригожего.
Шумный успех первых сочинений показал начинающему композитору, что у популярности есть и оборотная, менее приятная, сторона. Ему пришлось столкнуться с тем, что в наши дни принято называть "пиратством" в отношении его интеллектуальной собственности. Случилась и попытка привлечь И.Шатрова к суду. 18 декабря 1910 года газета "Голос Самары" отреагировала на это событие издевательским фельетончиком, подписанным псевдонимом "Игла". Дабы показать читателю всю степень трагичности положения молодого композитора я привожу этот фельетон полностью. Надо сказать, что подлинную фамилию его автора (иногда это бывает возможно по псевдониму) установить до настоящего времени не удалось.


смотри продолжение:
__________________
"МИР НА ФОРУМЕ"


Ответить с цитированием
  #2  
Старый 05.04.2009, 22:13
Аватар для haim1961
haim1961 haim1961 вне форума
Модератор
Ветеран форума
 
Регистрация: 29.01.2008
Адрес: Израиль.г Нетания
Сообщений: 2,146
По умолчанию

Маленький фельетон "Благодарю, не ожидал!"

То было давно...
Вскоре по окончании русско-японской войны.
Летом я часто ходил в Струковский сад и наслаждался там дивными чарующими звуками нового вальса.
Дирижировал оркестром сам автор.
- "На сопках Маньчжурии"
Этот вальс стал популярнейшим в городе, а имя автора его, г.Шатрова, не сходило с уст досужего обывателя.
- Сколько чувства! - говорили взрослые.
- Так может писать только тот, кто сам изведал все ужасы военного похода, кто осязал, так сказать, трагическия для русского народа сопки.
- Ах, душка, г.Шатров! Какой талант, какая проникновенность!
Бывало слышишь возгласы увлекающихся гимназисток.
И автор великолепного вальса не знал отбоя от поклонников его таланта.
Всегда веселым, бодрым жизнерадостным видели его в Самаре.
С тех пор многое изменилось в судьбе маэстро...
И вы поймете мое разочарование, будете "огорошены", когда преподнесу вам нижеследующую заметку, позаимствованную мною из житомирской газеты "Волынь":
"В Москву выехал капельмейстер казанского кавалерийского полка С.В.Григорьев для восстановления своих авторских прав на популярный вальс - "На сопках Маньчжурии". Плагиатором является некий г.Шатров, привлеченный г.Григорьевым к уголовной ответственности. Дело находится в зачаточной стадии у судебного следователя".
- ?!
Благодарю, не ожидал!
И так, возникает, если заметка эта верна, спор о "вальсе".
Вальс наш - или не наш!

Что же бросается в глаза при прочтении этого пасквиля? В первую очередь то, что и сам фельетон и заметка в житомирской газете носили явно заказной, провокационный в отношении И.Шатрова характер. Форма изложения приведенных данных, пафос, которым все это преподносилось говорит о том, что его автор (авторы) ставил своей целью любой ценой деморализовать композитора, ударить его по самым больным местам, не задумываясь о нравственной стороне вопроса. Фактическая же часть, занимающая примерно одну восьмую часть всего текста, более чем спорна. Во первых, указывается что дело находится в "зачаточной" стадии, то есть ни о какой собранной доказательной базе в отношении И.Шатрова речи вестись не может. В этой связи режет слух вдумчивого читателя фраза "плагиатором является некий г.Шатров"... А как же пресловутая презумпция невиновности, согласно которой только суд, в ходе слушания, может признать человека виновным в чем-либо?
Во-вторых, самое интересное - для восстановления своих авторских прав Григорьев выезжает в Москву. А почему, собственно, в Москву? Почему нельзя восстановить справедливость в Казанском, Житомирском, Самарском или еще каком-нибудь суде, который находится значительно ближе к заявителю?
Однако, Илья Алексеевич Шатров, тот самый человек, "кто сам изведал все ужасы военного похода" был не из пугливых. Очевидно, люди пытавшиеся клеветать на него, посягнули на то, что оставалось для композитора самым святым - его светлая память о погибших боевых товарищах. И за нее он готов был воевать до конца.
Судебный процесс по делу И.Шатрова, в контексте разгоревшейся в то время борьбы за соблюдение авторских прав звукозаписывающими фирмами, вошел в историю грамзаписи как переломный процесс, который положил начало тому, что граммофонные фирмы стали на деле считаться с интересами авторов музыкальных произведений. Я имею все основания полагать, что в действительности, господин Григорьев был не более, чем подставной фигурой, роль которой сводилась к тому, чтобы устранить И.Шатрова со сцены действий, как заинтересованное лицо. В самом деле, если окажется, что Шатров не автор, то он и не может иметь никаких прав, следовательно предмет судебного разбирательства автоматически утрачивает смысл. Иск, очевидно, Григорьева был встречным, поэтому тот и отправился в Москву, где в 1910 году уже рассматривались многие дела о правах на авторство, в том числе и иски самого Шатрова. Понимая юридическую несостоятельность встречного обвинения, его разработчики рассчитывали больше на внешний эффект, на кривотолки обывателей, это была, своего рода, психическая атака.
Безнаказанность производителей граммофонных пластинок была обусловлена отсутствием в России закона об авторском праве. В свете этого иски авторов судами не удовлетворялись. Их податели не имели даже права на моральное удовлетворение, не говоря уже о материальной компенсации. Закон об авторском праве вступил в силу только в 1911 году. И почти сразу газета "Волжское слово" № 1254 за 1911 год публикует маленькую заметку: "Автор вальса "На сопках Маньчжурии", г. Шатров возбудил иски против граммофонных фирм и музыкальных издателей, изготовлявших пластинки и ноты этого вальса без разрешения автора, вопреки закона об авторском праве". Суть этой заметки заключалось в ее последней фразе. После всего изложенного становится также очевидно, что победа в судебных делах, фигуранты которых не гнушались клеветы и подлогов, являлась для И.Шатрова делом чести.

Реклама: "Патефон братьев Пате, играющий пластинки без иголок" - газета Голос Самары, 1910 год.

Помимо того, что граммофонные фирмы нарушали права авторов и исполнителей, они еще и наносили ощутимый ущерб друг другу, выпуская так называемые "копированные пластинки". Такие пластинки представляли собой нелегально изготовленные копии с дисков известных исполнителей, которые продавались по цене значительно менее высокой, чем их продавала фирма-изготовитель. Об этом подробно рассказывает А.И.Железный в книге "Наш друг грампластинка", Киев, 1989г. Несмотря на то, что в материале идет речь о событиях столетней давности, он воспринимается поразительно современно.
"Еще в первые годы развития отечественной грамзаписи был установлен порядок, согласно которому граммофонная фирма заключала договор с артистом-исполнителем, выплачивала ему гонорар, а весь доход от продажи записанных пластинок присваивала себе. Этот порядок был очень выгоден фирме, в меньшей степени он устраивал артистов-исполнителей и уж совсем не учитывал интересы авторов произведений, записанных на пластинку. Между тем последние совершенно обоснованно считали, что граммофонные фирмы, используя их произведения и получая от этого прибыль, обязаны часть дохода отчислять им. Известен случай, когда композитор А.Маныкин-Невструев безуспешно пытался взыскать через суд с акционерного общества «Граммофон» гонорар за свою «Песню убогого странника», записанную на пластинку в исполнении Ф.И.Шаляпина. Общество «Граммофон» доказывало, что оно «не обязано ведаться с авторами произведений, а покупает только голоса и передачу произведений артистами».
Однако и артисты, чье мастерство фактически являлось источником доходов граммофонных фирм, не могли быть удовлетворены сложившейся ситуацией. Дело в том, что гонорар за сделанную запись они получали единовременно, а доходы от продажи пластинок фирма извлекала на протяжении многих лет. Так, например, талантливый оперный певец Л.М.Клементьев умер в бедности, оставив свою семью без всяких средств, а напетые им тринадцать записей еще долгое время после смерти певца приносили доход обществу «Граммофон». Закона об авторском праве применительно к грамзаписи тогда еще не существовало, и это давало возможность не считаться ни с композиторами, ни с исполнителями.
В 1909 году артист Мариинского театра А.М.Давыдов, напевший несколько сот пластинок, пытался создать союз для организованной борьбы артистов за свои права, однако сопротивление граммофонных фабрикантов было столь велико, что из этой затеи ничего не вышло.
Тем временем распространение на русском рынке копированных пластинок приняло такие угрожающие размеры, что это стало приносить ощутимые убытки многим крупным граммофонным фирмам, чьи пластинки подвергались регулярной копировке. Это обстоятельство и заставило граммофонных фабрикантов значительно смягчить свое сопротивление. Таким образом, сложилась благоприятная обстановка для принятия соответствующего закона, регламентирующего взаимоотношения всех сторон, участвующих в создании граммофонной пластинки.
Закон об авторском праве был принят 20 марта 1911 года.
С этого момента копированные пластинки оказались вне закона, поэтому фирма «Орфеон Рекорд» (которая специализировалась только на такого рода деятельности - прим. мое) прекратила свою деятельность, а граммофонные общества должны были выплачивать авторское вознаграждение.
На этикетках многих дореволюционных русских пластинок часто встречаются наклеенные марки с надписью «АМПРА». Появление этих марок — результат длительной и ожесточенной борьбы авторов музыкальных произведений, используемых для записи на пластинку, с владельцами граммофонных фабрик. Для контроля за выполнением закона об авторском праве создается так называемое Агентство механических музыкальных прав русского автора (сокращенно АМПРА), с которым каждая граммофонная фирма была обязана заключить договор. Согласно договору от стоимости каждой проданной пластинки автору записанного на ней произведения должен быть отчислен определенный процент, причем факт такого отчисления удостоверялся путем наклейки на этикетку пластинки специальной марки «АМПРА». Надо сказать, что не все композиторы пожелали воспользоваться защитой их прав Агентством. Некоторые из них предпочитали самостоятельно добиваться у граммофонных фирм своего вознаграждения. В этом случае на этикетку пластинки наклеивались так называемые «авторские марки», также подтверждавшие факт уплаты фирмой авторского вознаграждения.
Однако не все граммофонные фирмы сразу смирились с требованиями нового закона. Энергичную попытку воспрепятствовать проведению его в жизнь предприняли владельцы «Пате» и «Метрополь Рекорд». Организованная лишь в августе 1910 года, фирма «Метрополь Рекорд» еще не успела ощутить на себе вредное воздействие плагиаторов-копировщиков, а компания «Пате» вообще была застрахована от копировки тем, что выпускала свои пластинки, с необычной «вертикальной» записью. Фирма «Метрополь Рекорд» взяла на себя инициативу созыва совещания фабрикантов граммофонных пластинок, недовольных новым законом. Совещание было назначено на 12 декабря 1911 года и должно было состояться в одной из московских гостиниц. Были приглашены: «Сирена Рекорд», «Русское акционерное общество граммофонов», «Экстра-фон», «Лирофон», «Янус Рекорд», «Стелла Рекорд» и др. Характерно, что среди приглашенных преобладали фирмы, так или иначе замешанные в выпуске копированных пластинок. Совещание, по-видимому, успеха не имело, так как вначале пластинки «Граммофон» и «Зонофон», а затем «Пате», «Экстрафон», «Звукопись» и др. уже стали выпускать в продажу пластинки с наклеенными марками «АМПРА» и авторскими марками, а фирма «Сирена Рекорд» проиграла судебный процесс И.Шатрову, автору популярного вальса «На сопках Маньчжурии», и вынуждена была выплачивать ему авторское вознаграждение в размере 15 коп. с каждой проданной пластинки." (Конец цитаты)
Вот она, та самая пластинка фирмы "Сирена-рекорд" из-за которой 100 лет назад разгорелась судебная драма. Бессовестные дельцы украшали свою продукцию яркими, привлекательными наклейками, подкупающими обывателя внешним видом. Циничная нажива, извлечение прибыли на продаже музыки, написанной в память погибших товарищей не могли оставить равнодушным композитора. Илье Шатрову посчастливилось восстановить справедливость. С тех пор прошли многие годы. Сегодня и эта пластинка и вальс И.Шатрова стали достоянием истории.



"На сопках Маньчжурии". Пластинка "Сирена-рекорд".
С сайта "[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]"
"На сопках Маньчжурии". В исполнении М.Вавича. Пластинка РАОГ.
С сайта "[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]"


[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]

Об истории этих грамзаписей рассказывает Юрий Берников, автор сайта "Энциклопедия российской дореволюционной грамзаписи":
Одной из самых трудных задач любого исследования является установление даты записи, ведь фирмы-изготовители не указывали её на своих пластинках. Даже те редкие фирмы, которые это делали, часто давали её в зашифрованном виде. Меня всегда интересовал вопрос: почему? Ответ оказался довольно банальный: публика в те далёкие годы так же была подвержена лихорадке "приобретения самого нового", как и нынешняя, наивно полагая, что "новое всегда лучше". Если бы даты записей указывались, то никто бы не стал покупать "прошлогодних" грампластинок.
Пластинку "Сирена-рекорд" можно датировать примерно в августом-октябрём 1909 года. Запись произведена в Варшаве. Дату записи на пластинке РАОГ можно определить ещё более примерно: она имеет матричный/каталожный номер 8010 (у пластинок РАОГ матричные и каталожные номера совпадали). Пластинки с такими номерами выпускались в 1912 году. Обратите внимание на то, что на пластинке нет марки АМПРА - свидетельства об уплате авторского вознаграждения Агентству музыкальных прав русских авторов. Невольно возникает вопрос: неужели владелец фирмы РАОГ, бывший "Российский пират № 1" и владелец скандально известной пиратской фирмы "Орфеон" Давид-Моисей Абрамович Финкельштейн решил взяться за старое и не платить авторских вознаграждений? Я убеждён, что это не так, ведь фирма РАОГ была создана Финкельштейном именно с целью "начать новую жизнь". Поскольку фирма начала наклеивать марки АМПРА только с 1 сентября 1912 года, то представляется наиболее вероятным, что эта пластинка была выпущена до этой даты, а значит марки АМПРА на ней и быть не должно. Эти рассуждения позволяют установить более точную дату выпуска - это январь-август 1912 года.
На этикетке так же имеется любопытная надпись "Этикет заявлен". Это сокращение от полной фразы "Этикет заявлен Департаменту торговли и мануфактур". Она означала, что этикетка (торговая марка) зарегистрирована и никто не может выпускать товары с такой же. За подделку предусматривалось уголовное наказание. Вот [Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации] о торговых марках в Царской России.
На сайте есть ещё одна версия вальса, Зонофон Рекорд. [Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации], к сожалению, почти не читается, но [Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации] очень хороший. Исполнение скорее всего принадлежит М.И.Вавичу, однако есть маленький вероятность, что "под него сработал" Богемский (см мой комментарий к записи). В любом случае, кто бы не был записан на пластинке, это исполнение намного лучше, чем на пластинке РАОГ.
После Октябрьской революции Илья Алексеевич вступил в Красную Армию, служил в военных оркестрах во многих городах. В общей сложности он участвовал в четырех войнах. В Гражданскую он был капельмейстером красной кавалерийской бригады. Примерно с 20-х годов по 1935 он служил в Павлоградском гарнизоне. В 1935-1938 гг. Шатров руководил оркестром Тамбовского кавалерийского училища, затем уволился в запас и с 1938 г. до Великой Отечественной войны работал в Тамбове. С началом войны он снова в строю - в должности капельмейстера дивизии. За участие в Великой Отечественной войне Илья Алексеевич был награжден орденом Красной Звезды, медалями "За отвагу" и "За боевую доблесть. После войны Шатров долгое время руководил оркестром Кировобадского гарнизона в Закавказском военном округе. Уйдя в отставку, в 1951 г. уехал в Тамбов. В 1951-52 г.г. военный дирижер гвардии майор Шатров заведовал музыкальной частью в Тамбовском суворовском училище, воспитывал будущих офицеров.
Спустя годы, в конце 40-х, Илья Алексеевич вернулся к теме русско-японской войны и создал еще один вальс — «Голубая ночь над Порт-Артуром», в котором использовал мелодию «Дачных грез». Однако стихи армейского поэта А.Кузьмичева, более подошедшие бы к маршеобразной мелодии, очевидно плохо согласовались с лирической музыкой. Произведение это издано не было... Его содержание просто и поэтично. В краю синих сопок в братских могилах спят русские воины. Поклониться им пришли внуки и правнуки. Ныне они встали на защиту священных рубежей Родины. Зорко охраняют покой героев двух войн. За их спиной - великая страна-победительница. В их сердцах - беззаветная любовь к Родине, готовность умножать ее честь и славу.
Похоронен Илья Алексеевич на тамбовском Воздвиженском кладбище. Над могилой - плита из белого мрамора с надписью золотом: "Гвардии майор, композитор Илья Алексеевич Шатров. Творец вальса "На сопках Маньчжурии". Установлены мемориальные доски на здании нынешнего Тамбовского военного авиационно-инженерного института, на домике, в котором жил Илья Шатров.
И так, вальс облетел весь мир. За рубежом он назывался «Русским национальным вальсом». В России же имя его автора начали потихоньку забывать. Сначала из названия вальса исчезло посвящение Мокшанскому полку. Осталось просто «На сопках Маньчжурии». Потом исчезло и имя автора. На советских пластинках писали, что вальс стал просто «старинным».

Группа оркестрантов Гвардейской Свирской дивизии. В центре справа — И. А. Шатров (1947 год).
фото из статьи «На сопках Маньчжурии» (Л.Еремина, Г.Еремин)
Музыкальная жизнь, 1980
Эта деталь могла бы показаться не такой важной, если не принять во внимание то, с каким упорством судился прежде Шатров с плагиаторами и граммофонными фабрикантами. А ведь не обнаружено ни одного свидетельства того, что в советские годы он пытался напомнить о своем авторстве забывчивым современникам. «Старинный вальс» — это же высшая степень признания автора при его жизни! Может ли быть награда выше для его создателя!
...В 1943 году джаз-оркестр под управлением Утесова подготовил новую концертную программу, в которой прозвучал вальс Шатрова. Наполненный новым, патриотическим содержанием, он говорил о любви русского солдата к Отчизне:
"Смелый ты воин, предков достоин, Родины верный сын!"
Вальс записал и И.С.Козловский:
"Вы пали за Русь, погибли за Отчизну...
Поверьте, мы за вас отомстим.
И справим мы славную тризну!"
В конце Великой Отечественной войны вальс «На сопках Маньчжурии» нередко исполнялся по радио и в концертах в связи с торжественными минутами, отмечавшими победы Советской Армии над японскими милитаристами в Маньчжурии.

Использованные статьи и материалы
К.Петрова - "На сопках Маньчжурии". Музыкальная жизнь, 1961
Л.Еремина, Г.Еремин - "На На сопках Маньчжурии". Музыкальная жизнь, 1980
"Любовь к истории начинается с вальса". "Труд" №079 за 14.05.2002
"Известные павлоградцы: Илья Шатров" Павлоградские новости. 5 Августа 2004
"Мокшанский полк на сопках Маньчжурии" Газета "Трибуна". 9 декабря 2004
«Мокшанский полк на сопках Маньчжурии» - [Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]

Дополнительная Библиография
Статья "Оркестр Мокшанского полка". Военно-исторический журнал, № 10, стр 83. (год мне неизвестен)
Степанов В.К. "Композитор Илья Шатров" Воронеж, 78 год.
Ауэрбах Л.Д. "Рассказы о вальсе". Глава "Старинные русские вальсы" Москва 80.
Рассказ "Старинный вальс" Книга "Парус", выпуск №4, Москва 83 год. Стр. 137-142

В порядке обсуждения.

До конца своих дней сам И.Шатров настаивал на том, что "На сопках Маньчжурии" - это не реквием в ритме вальса, а объяснение в любви к Родине. Однако приходится признать, что это произведение действительно очень похоже на реквием. Причина в тексте. Вальс, написанный композитором вообще не имел текста, он задумывался не для того, что бы превратиться в песню. Текст, написанный Скитальцем, предвосхитил появление ставшего популярным художественного течения, получившего впоследствии название декадентства. Для русла сложившихся поэтических течений того времени этот текст вовсе не был чем-либо выдающимся. Этим и объясняется столь большое количество довольно вольных текстов, присочиненных параллельно простым народом. Русь скорбила по жертвам, но песня, в которой об этом пелось, исполнялась почему-то таким образом, что больше напоминала то ли светский романс то ли похоронный марш.
Именно поэтому мне больше нравится советский вариант. Говоря простым языком, его текст обращает нас к будущему и в нем нет безутешного надрыва, ни жажды слепой мести, ни могильно-кладбищенских идеализаций. Дело в том, что дореволюционный вариант песни, который сегодня кажется нам таким экзотичным, был для своего времени вполне традиционен и по форме и по содержанию. Россия переживала тяжелые годы, и поражение в русско-японской войне стало одним из факторов, оказавших влияние на формирование направлений развития поэтической мысли. Однако еще задолго до 1904 года современникам уже грезилось, что Россия - на краю гибели, творческую общественность мучили кошмарные сновидения, горестные мысли о будущем, в поэтических кругах появилось новое направление, которое впоследствии получило название декадентства. Приверженцы этого направления писали произведения, насквозь проникнутые духом разочарования, нежеланием жить, ожиданием неминуемой гибели. Как написано во вступительной статье Е. Осетрова к книге «Поэзия Серебряного века», «никогда искусство не было столь неотрывно связано с эсхатологическими видениями, как в двадцатом веке, обильно снимавшем смертную жатву».
Яркими представителями этого незаурядного явления нашей литературы можно считать К. Бальмонта, Ф. Сологуба, В. Брюсова, В. Иванова, 3. Гиппиус, Д. Мережковского. Так, ранние стихи Вячеслава Иванова наполнены предчувствием трагических событий:
Как осенью ненастной тлеет
Святая озимь, - тайный дух
Над черною могилой реет,
И только душ легчайший слух
Незадрожавший трепет ловит
Меж косных глыб...

Стихи Сологуба и Брюсова объединяют тревога и апокалипсические предчувствия. В знаменитых брюсовских стихах «Конь блед» безумный герой пронзительно кричит:
Люди! Вы ль не узнаете божией десницы!
Сгибнет четверть вас - от мора, глада и меча!

Федор Сологуб в 1914 году пишет:
О правде мира что б не сказали,
Все это - сказки, все это - ложь.
Мечтатель бледный, умри в подвале,
Где стены плесень покрыла сплошь.
Подвальный воздух для чахлой груди,
И обещанье загробных крыл.
И вы хотите, о люди, люди,
Чтоб жизнь земную я полюбил.

Во многих стихах Д. Мережковского, 3. Гиппиус звучат неприятие бессмысленной земной жизни и желание поскорее уйти в мир иной:
В сиянье бледных звезд, как в мертвенных очах, -
Неумолимое, холодное бесстрастье;
Последний луч зари чуть брезжит в облаках,
Как память о минувшем счастье.
Безмолвным сумраком полна душа моя:
Ни страсти, ни любви с их сладостною мукой, -
Все замерло в груди... лишь чувство бытия.
Томит безжизненною скукой.

Д. Мережковский, 1887г.
Пусть душит жизнь, но мне уже не душно.
Достигнута последняя ступень.
И, если смерть придет, за ней послушно.
Пойду в ее безгорестную тень...

3. Гиппиус, 1894г.
По разному сложились судьбы этих людей после революции. Например, Д. Мережковский в последние годы своей жизни во Франции отличался профашистскими настроениями и приветствовал Муссолини и Гитлера как лидеров, способных искоренить коммунизм. К чести русской иммиграции очень немногие его поддержали.
Вот вам и "волшебная сила высокого искусства". Мы хорошо знаем из настоящей истории, чем порой заканчивались эти "творческие поиски". Как видно из опыта России поэты-декаденты своим искусством, даже лучше чем любые революционеры-разночинцы, были способны предвосхитить упадок империи, обесценить ее идеалы, опорой которых всегда была слава победных традиций русского воинства и православная история. Сегодня прошло время, когда принято было клеить ярлыки. По этому я еще раз спрошу - к чему же призывают такие стихи?, чему они учат? Воспитывают безволие духа, воспевают слабость плоти, повергают умы в сумрачный болезненный хаос? Покуда интеллигенция в клубах элитарного дурмана модных салонов страдала о судьбах грядущего, молодые люди чахоточной наружности таскали прокламации, стреляли в политиков и реформаторов, взрывали бомбы. От рук террориста погиб реформатор Столыпин. На фоне упадка патриотических настроений Россия была вынуждена вступить в первую мировую. В петербургском подвале группа извращенцев совершила ритуальное убийство Распутина... И Ленин напророчил великие потрясения...
Сталин хорошо запомнил этот урок словесности..


[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]
__________________
"МИР НА ФОРУМЕ"


Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Внимание! Администрация Шансон – Портал – форума не несет ответственности за сообщения, размещенные участниками форума и за высказанные мнения в этих сообщениях. Так же администрация форума не несет ответственности за размещенные участниками форума ссылки, на какие либо материалы, расположенные на других Интернет ресурсах. Тем не менее, если Вы являетесь правообладателем материала, на который есть ссылка в каком либо сообщении Шансон – Портал – форума и считаете, что этим нарушены Ваши авторские или смежные права, сообщите пожалуйста администрации форума. Мы в кратчайшие сроки готовы удалить сообщение со ссылкой на Ваш материал, при предъявлении прав на указанный материал. Пожалуйста используйте форму обратной связи.

Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
© Шансон - Портал - Все права защищены

Подпишитесь на нашу ленту новостей