Поделиться в социальных сетях

17 Mar 2013

         Поезд увозил нас на Запад. Ещё с сильно бьющимся сердцем, не успокоившимся от сцены прощания и, уже начавшимся биться, как сумасшедшее от того, что мы уже по дороге в другой, свободный мир, мир мечты и надежд, я уже грезил будущим. Казалось, последнее усилие, последний рывок и, всё, о чём я мечтал, сбудется, а мир откроет передо мной свои объятья. Свобода, справедливость, счастье – будет награда за мучения и унижения многих лет. Да, мне было немного жаль всех этих лет. Но не только плохое происходило в это тяжёлое время, было много и хорошего. Однако, теперь всё позади, а впереди новая жизнь, которую я начинаю с чистого листа.
         В полутёмном купе было слышно посапывание детей. Напряжение последних двух дней сильно сказывалось на них. Дети часто плакали, нервничали, словом дети, хотя одному было семь лет, а другой три месяца, казалось, тоже чувствовали неординарность положения, чувствовали, что что-то глобальное происходит в их жизни, меняет её.
         Меня, ждавшего этого часа столько лет и наполнившего меня ощущением чего-то пьянящего, долгожданного, не могли сломить и омрачить моего настроения ни таможня в Чопе, ни последние унижения, ни взятки, которые приходилось давать везде, пока мы не сели в поезд.  Я и мои спутники, я это хорошо чувствовал, были переполнены одними и теми же ощущениями. Меня переполняла радость. Час назад мы пересекли границу и, казалось, как-бы,  вся прошлая жизнь осталась где-то там, далеко, куда мы больше никогда не вернёмся.       Непоколебимая вера в счастливое будущее, в то, что теперь нас ждёт только удача, вера в свои силы и в свою счастливую звезду, наполняла нас до краёв. Мы много и наперебой говорили друг с другом, говорили о том, что да, действительно нам будет трудно первое время, но что эти все трудности мы преодолеем, что главное не падать духом и помогать друг другу. Я был счастлив. Со мной рядом был любимый человек, друзья, которых я любил и был уверен в том, что и они меня любят, небыло больше железного занавеса, тупорылых и алчных морд чиновников – хозяев страны победившего социализма, а впереди чарующая воображение неизвестность. Даже воспоминание о моих близких, которых я оставил там, не омрачали моего настроения. Я успокаивал себя тем, что скоро устроюсь и постараюсь сделать всё, чтоб вызвать их к себе.
         Утро вернуло нас в реальность. Невероятно, прошло только два дня, а длились они целую вечность. Казалось, за эти два дня мы прожили ещё одну жизнь. Столько всего случилось за эти два дня, столько новых ощущений, переживаний, вереница событий, нагроможденных одно на другое. Казалось, мы ещё там, в той жизни, прежней, а мы уже в другом мире, в другой жизни, в другом измерении и, вроде, даже мыслим теперь по другому. Как будто нас отнесло в открытое море на утлом судёнышке и мы плывём на милость волн, не зная, что с нами может случится через минуту и каждое мгновение ожидая чего-то нового, таинственного, может быть даже, страшного.
         Мы подъезжали к Вене. Об этом говорило всё: и аккуратно подстриженная трава у домов, мелькавших вдоль железнодорожного полотна, и оживлённые автомагистрали, пролегающие параллельно движению нашего поезда. Наши сердца бились от волнения всё быстрее и быстрее. Вот она, – заграница, Запад, которым нас всю жизнь пугали и, где, как нам говорили, человек человеку – волк, о котором мы мечтали столько лет и, наконец дождавшись, немного его побаивались: – что там и как?
         Когда мы вышли на перрон венского вокзала, первое, что мы увидели - это автоматчиков, которые отцепили перрон. Смешанные чувства боролись в нас. Что это? Как потом оказалось, они охраняли нас от террористов, которые могли на нас напасть. В здании вокзала было пустынно, но магазины все работали. В ожидании представителя Хиаса, мы разглядывали красочные витрины магазинов, расположенные в здании вокзала. Даже эти маленькие магазинчики поразили наше воображение. Мы, не видевшие в своей жизни ничего, стояли перед витринами, как прибитые, столько, нам казалось, там всего было. Для всех нас это было испытанием: и автоматчики на перроне, и это пугающее изобилие, от которого кружилась голова, и беспомощность, которую мы чувствовали перед всем этим. Мы боялись, да и не знали, как подойти и купить что нибудь, не понимали языка, не знали, как быть с деньгами, которых у нас было мало (по $300 на семью). Мы были немного напуганы, но и заинтригованы всем этим. Володя мне шепнул на ухо: – « Если на каком-то вокзале столько всего в магазинах, то что же в городе?!»
         На площади перед вокзалом нас ждали автобусы и представитель Хиаса на ломаном русском языке предложил садиться. Растыкав чемоданы в багажное отделение, мы сели в автобус и прильнули к окнам, за которыми проплывала мимо нас красавица Вена. Мы смотрели, как заворожённые. Нашим глазам предстал один из красивейших городов мира. Люди вокруг куда–то спешили, витрины магазинов сверкали и переполняли наше воображение, красивые автомобили плавно скользили по утренним, как – бы умытым улицам Вены, чистота и спокойствие благополучного европейского города действовали на нас чарующе и немного угнетающе. Первая мысль, пришедшая мне в голову – это то, что я мог бы никогда не увидеть этой красоты, живя в советском Союзе и никогда бы не узнал, что это всё есть на свете!
         Автобус подкатил к старому, в готическом стиле зданию. Надо сказать, что Вена – это современный европейский город, сохранивший стиль и чарующую красоту прошлых времён. Видно было и чувствовалось во всём, как заботливо и с любовью жители города и городские власти относятся к памятникам старины, к каждому зданию, хранящему в себе отголоски веков. К одному из таких зданий и подъехал наш автобус.
         Надо сказать, что это была не гостиница, а, как мы бы сказали, дом приезжих. Дом был старый, если не сказать – старинный, но в прекрасном состоянии. Плохо было то, что лифта в доме не оказалось, а три этажа с тремя огромными лестничными пролётами, говорили о том, что живущим на третьем этаже нелегко будет подниматься к себе в номер, тем более поднимать чемоданы, которые были забиты матрёшками, фотоаппаратами, консервами и мельхиором и, которые вдруг стали в два раза тяжелей.
         Подняв наконец чемоданы наверх ( с нашим еврейским счастьем нам дали третий этаж ), мы наконец сели отдохнуть и, потихоньку, начали разбирать вещи. Как вы понимаете, мне дали комнату с Таней, а моя Женя поселилась с Володей. Чтоб никто не заметил ( а мы боялись, чтоб даже свои не знали о том, кто мы приходимся друг другу ), мы осторожно поменялись местами и я остался с Женей, а Таня с ребёнком пошла к Володе. До вечера мы разбирали вещи и устраивались. Вечером девочки приготовили ужин из консервов и тех припасов, что были у нас с собой, а надо сказать, их было немало, мы поужинали и пошли прогуляться по городу. Наша гостиница находилась недалеко от центра. Вечером на улице было малолюдно и мы с удовольствием гуляли, рассматривая витрины магазинов и уповаясь сознанием того, что мы в Вене, в европейской столице, что мы свободны. Правда мы не совсем ещё представляли куда эту свободу девать и что с ней делать, но на душе у нас было сказочно хорошо.
         На следующий день к нам в гостиницу приехал представитель Хиаса и сказал, что мы попали на время пасхальных праздников и поэтому мы пробудем в Вене на две недели больше, чем предполагалось. Естественно, нас это обрадовало. Он также сказал, где и когда получить пособие и дал несколько важных советов, как вести себя в городе и какие достопримечательности нам лучше посмотреть. Он также объяснил нам, как пользоваться общественным транспортом, где менять деньги и ещё несколько очень полезных советов. Когда он уехал, мы сразу же собрались в город. Расспросив у хозяина гостиницы ( он был венгр и немного говорил по русски ) подробнее, каким транспортом и куда лучше ехать, мы вышли навстречу приключениям. Я не буду подробно останавливаться на нашем путешествии. Скажу только, что посмотрели мы за этот день очень много ( так, во всяком случае, нам казалось ) и до сих пор я помню этот день во всех подробностях. Это была сказка. Мы побывали в старинном королевском замке, в музее при нём и в роскошном парке, разбитом вокруг дворца, потом мы поехали в центр города и гуляли по улицам, где играли музыканты и выступали артисты, где сверкали золотом дорогие магазины, рестораны и отели. Нам казалось, что мы тоже участвуем в этом празднике жизни и чувствовали себя счастливыми. Да, это был незабываемый день, наполненный до краёв чудесами. Мы, как грудные дети, с жадностью всасывали в себя воздух свободы и невероятное счастье наполняло нас.
         На следующий день мы возобновили наш поход, но только не далеко. Пройдя несколько кварталов по улице, мы увидели магазин музыкальных инструментов. Я и Володя были профессиональными музыкантами и, конечно же, зашли в этот магазин. То, что мы увидели в этом магазине, было для нас, как «обухом по голове». Люди, работавшие в Союзе музыкантами, поймут меня. Все помнят, как там тяжело было купить хороший инструмент, сколько надо было переплачивать, просить кого-то достать, привезти из-за границы, словом, копить на инструмент годами. И вот, всё это, самое лучшее, перед тобой. К нам подошёл хозяин магазина. Он сразу признал в нас иностранцев и мы, объясняясь с ним на пальцах, вставляя кое-где английские слова, те немногие, которые мы знали, объяснили ему, что мы музыканты из советского Союза и что мы никогда такого в жизни не видели. Человек он был, по видимому, хороший и предложил нам поиграть на любых инструментах, каких мы захотим. Здесь были и синтезаторы последних моделей, и ударные установки, какие мы видели только на картинках, и электрогитары, и масса приспособлений и эффектов, используемых в современной музыке, словом, всё, о чём может мечтать музыкант. Как голодные мы набросились на всё. Я играл на синтезаторах, поражаясь звукам, которые они производили, сидел за ударной установкой, которая стоит двенадцать тысячь долларов, переиграл на всех гитарах, висевших в магазине.
         …День пролетел, как одна минута. Мы не ощущали голода, хотя не ели весь день, забыв где мы и кто мы, уповаясь тем, что было недоступно для нас всю жизнь. Как человек, шедший много дней по пустыне, умирающий от жажды, вдруг попадает на берег чистого озера.  И, как такой человек, с жадностью пьющий холодную, прозрачную воду, окунувшись в неё с головой, так и мы уповались всем тем, что было вокруг нас. Видя, что хозяин хочет закрывать магазин и тактично, не мешая нам, смотрит на часы, мы сердечно поблагодарили его и вышли буквально пьяные от всего увиденного.  
         Так, день за днём, мы отдавались веселью, прогулкам по городу, познанию того нового, что открыла нам иммиграция и что дарила нам красавица-Вена. Огромное спасибо организациям, спонсировавшим нас, у нас были деньги, которые мы экономили, – это то, чему мы хорошо научились там, у себя дома. Ели мы, в основном то, что привезли с собой, иногда покупая на базаре фрукты и овощи. Надо сказать, что базар в Вене также оставил неизгладимое впечатление. Там мы тоже провели немало приятных минут, один раз даже – целый день, узнали много нового, встретили интересных людей, наших бывших соотечественников. Словом, мы жили эти дни без оглядки, забыв обо всём и, нам казалось, что эта сказка никогда не кончится. Но шли дни и подходило время, когда нас должны были повезти в Хиас для заполнения документов и принятия главного решения, решения, от которого зависело всё наше будущее. А пока мы гуляли, отдыхали, счастливые и беззаботные.
 


Быстрый переход по главам книги:

0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28


«Шансон - Портал» основан 3 сентября 2000 года.
Свои замечания и предложения направляйте администратору «Шансон - Портала» на e-mail
Мнение авторов публикаций может не совпадать с мнением создателей наших сайтов. При использовании текстовых, звуковых,
фото и видео материалов «Шансон - Портала» - гиперссылка на www.shanson.org обязательна.
© 2000 - 2017 www.shanson.org «Шансон - Портал»

QR code

Designed by Shanson Portal
rss